Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

ДНЕВНИК МАРШАЛА ЕРЕМЕНКО. Продолжаем обсуждать 1943г.

В предыдущих частях мы обсуждали дневник Маршала Еременко за 1939-1943г., при чём 1943г. обсуждали в нескольких частях уже...
Вот такой он был насыщенный событиями...
Продолжаем 1943г...

Про встречу со Сталиным на фронте...
Это по поводу утверждений с Хрущёвских времён, что Сталин на фронты не выезжал...
Конечно выезжал...
Естественно, не часто выезжал, так ему туда часто и не за чем было ездить...


"5 августа. Начало нашего наступления в районе Курска, успешные действия на Западном, Брянском, Центральном и Воронежском фронтах создавали благоприятную обстановку для наступления на Калининском фронте.
В начале августа тов. Сталин принял решение выехать лично на Калининский фронт, чтобы глубоко и детально разобраться на месте и утвердить план операции.
4 августа в 2 часа ночи я, как обычно, подводил итоги этого боевого дня войск фронта. Раздался звонок по ВЧ. Я взял трубку:
— Здравствуйте, тов. Иванов (это мой псевдоним), — услышал я знакомый голос. Это был голос Верховного Главнокомандующего Сталина.
Я быстро ответил:
— Здравия желаю, тов. Семёнов (это был псевдоним тов. Сталина для телефонных разговоров по телефону «ВУ»).
Товарищ Сталин задал мне несколько вопросов о положении на фронте. В пределах возможности разговоров по телефону я ответил ему. Иосиф Виссарионович предупредил меня о своём выезде на Калининский фронт, назначил срок, указал место и время встречи. В 9 часов утра 5 августа в двух километрах от села Хорошево Калининской области меня встретил генерал и проводил в село, где уже находился тов. Сталин.
Во дворе меня встретил генерал для поручений.
— Вас приглашает Верховный Главнокомандующий, — чётко сказал он мне, уступая дорогу ко входной двери в домик.
До этого я имел не одну встречу с товарищем Сталиным, но когда я услышал, что меня ожидает Верховный Главнокомандующий, то я как-то невольно заволновался, хотя и знал, что к нему же еду.
Едва я перешагнул порог этой комнаты, как сразу же увидел тов. Сталина. Он ходил по комнате и что-то продумывал. Я остановился и твёрдо, чётко, по-военному приставив ногу, приложив руку к головному убору, отдал рапорт.
Тов. Сталин, до этого ходивший по комнате, остановился посередине и принял от меня рапорт. Затем поздоровался со мною.
— Здравствуйте, товарищ Еременко, — произнес он мою фамилию с ударением на первый слог и подал мне руку.
Я ответил:
— Здравия желаю, товарищ Сталин.
Он улыбнулся как-то просто и тепло, приветливо потряс мою руку; всё ещё не выпуская её из своей руки, Сталин пристально смотрел на меня и сказал:
— Вы, по-видимому, до сих пор обижаетесь на меня за то, что я не принял Вашего предложения на последнем этапе Сталинградской битвы, о том, кто же должен доколачивать Паулюса. Обижаться не следует, — пояснил он. — Мы знаем, знает весь наш народ, что в Сталинградской битве Вы командовали двумя фронтами и сыграли главную роль в разгроме фашистской группировки под Сталинградом, а кто доколачивал привязанного зайца — это уже особой роли не играет.
На эти по сути дела слова благодарности я ответил:
— Сталинград — теперь это уже история, а творец её наш народ, партия и лично Вы, тов. Сталин.
В этом месте Сталин вставил реплику:
— Всё на Сталина валят: Сталин, да Сталин. Это неправильно. Я, конечно, давал директивы, но Вы же непосредственно там командовали и руководили этой битвой. Победил, безусловно, народ во главе с великим русским народом, но им нужно было руководить.
После этого приятного для меня разговора Иосиф Виссарионович задал мне несколько вопросов:
— Как ведёт себя противник, какие есть новые данные о противнике, нет ли у него чего нового, как живут наши войска, как обстоит дело с их снабжением и, в частности, как обстоит дело с питанием?
На все эти вопросы, а также и многие другие, которые ставились передо мною Верховным Главнокомандующим, я докладывал и дал исчерпывающие ответы.
Тов. Сталин остался доволен моими ответами и произнёс:
— Ну, хорошо.
Потом после паузы сказал:
— Значит, дела выправились, так и нужно.
— Так точно, товарищ Сталин, — ответил я.
— Теперь перейдём к другим вопросам, — сказал он.
Я подумал, что Сталин имеет в виду разговор по плану Духовщинско-Смоленской операции, поэтому я достал из портфеля карту с планами этой операции и хотел докладывать, но товарищ Сталин остановил меня и перевёл разговор на другую тему — начал говорить о кадрах.
Сталин неоднократно говорил о генералах, которые были освобождены из мест заключения перед самой войной и хорошо воевали.
— А кто виноват? — робко задал я вопрос Сталину. — Что сделали эти люди, ни в чём не повинные, были посажены.
— Кто, кто? — повышенным тоном сказал Сталин. — Те, кто давал санкции на их арест, те, кто стоял тогда во главе армии, — и назвал при этом тов. Ворошилова, Будённого, Мехлиса. — Они во многом повинны за истребление кадров. Эти люди оказались неподготовленными и к войне. Они в своей подготовке остались на уровне Гражданской войны, поэтому везде провалились.
Но самая плохая характеристика Сталиным им дана за то, что они не защищали свои военные кадры. По-видимому, в этом есть большая доля правды. При обсуждении кадров я мало участвовал в разговоре, больше слушал да отвечал на вопросы.
Сталин задавал мне вопросы: как я знаю того или другого маршала? Как я знаю генералов, освобождённых из-под ареста?
Относительно знания маршалов я дал уклончивый ответ, сказал, что плохо их знаю, издали знаю. Партия создала им авторитет, и они почили на этих лаврах и, по-видимому, поэтому плохо показали себя в Великой Отечественной войне. Вот так говорит о них народ, я тоже придерживался такого мнения.
— Говорит народ правильно, — вставил реплику Сталин.
Что касается моего отзыва освобождённым генералам, я сказал:
— Тов. Горбатов А. В., Рокоссовский К. К., Юшкевич В. А., Хлебников Н. М. — все они во время войны, а некоторые и до войны были в моём подчинении, и я даю им самую высокую оценку. Это умные генералы, храбрые воины, преданные Родине и Вам, товарищ Сталин.
— Я согласен с Вами, товарищ Еременко, — вставил Сталин.
И каждый раз, когда он говорил о кадрах, пристально, испытующе посматривал на меня, видимо, для того, чтобы определить, какое впечатление производят на меня эти характеристики и оценки людей.
После разговоров о кадрах тов. Сталин перешёл на вопросы военного искусства. Он много говорил о контрнаступлении и других вопросах. Я не буду подробно останавливаться на этих вопросах, а скажу, что около часа мы говорили о военном искусстве; в другом месте я освещу этот вопрос.
После разговоров о кадрах и оперативном искусстве тов. Сталин внимательно посмотрел на карту и сказал мне:
— Ну, докладывайте, как вы спланировали Смоленскую операцию, — а потом, улыбнувшись себе в усы, с ехидцей добавил:
— Вы Смоленск сдавали, Вам его и брать.
Я ответил:
— Постараюсь.
Товарищ Сталин внимательно слушал мой доклад и в ходе изложения доклада задал мне ряд вопросов.
— Сколько у Вас орудий на километр фронта? — спросил он меня.
— Сто шестьдесят, товарищ Сталин.
— Мало, — сказал он. — Мало, надо не менее 200 орудий на километр фронта. Артиллерия должна сопровождать пехоту огнём от рубежа к рубежу, она должна прокладывать путь пехоте двойным валом, а для этого требуется до двухсот орудий на один километр.
— Особенно, — продолжал тов. Сталин, — не должна отставать от пехоты артиллерия сопровождения, она должна шагать вместе с пехотой нога в ногу. Нужно за счёт второстепенного направления заиметь артиллерийскую плотность.
При обсуждении третьего этапа операции тов. Сталин обратил моё внимание на то, что я имел недостаточно сил для развития успеха и тут же подошёл к столу, на котором стоял телефонный аппарат, поднял трубку и произнес:
— Дайте 212. — И сейчас же получил ответ. Слышимость была замечательной. Я стоял в стороне, но хорошо слышал, как тов. Штеменко ответил:
— Я слушаю, тов. Сталин.
— Товарищ Штеменко, прикажите, чтобы 3-й кавкорпус к 10 августа и одну общевойсковую армию к 20 августа перебросили в расположение тов. Еременко в район города Белый. Поняли?
— Так точно, понял, тов. Сталин, — ответил Штеменко.
Иосиф Виссарионович положил трубку и продолжал разбирать вопросы авиационного обеспечения. Он также нашёл, что у меня маловато бомбардировщиков и тут же приказал дать мне несколько вылетов полка Туполевских самолётов-бомбардировщиков Ту-2, которые до этого времени ещё нигде не применялись.
В конце доклада я попросил у тов. Сталина дополнительно один боекломплект тяжёлых снарядов. Тов. Сталин тут же по телефону отдал приказание тов. Яковлеву отгрузить мне снарядов в первую очередь. После этого Сталин утвердил операцию жестом скрещивания рук.
Доклад я делал стоя, стоял и тов. Сталин. В конце моего доклада тов. Сталин предложил мне сесть. Мне показалось нетактичным, если я буду сидеть, а тов. Сталин будет стоять, поэтому я не воспользовался его приглашением сесть и продолжал стоять. Иосиф Виссарионович повторил своё предложение сесть в более повелительном тоне, и я вынужден был, несколько смутившись, сесть. Наступила небольшая пауза. В это время открылась дверь горницы и вошёл генерал для поручений, который сообщил важную новость:
— Наши войска взяли города Орёл и Белгород, — не стараясь сдержать радости, доложил генерал.
— Очень хорошо, замечательно! — сказал тов. Сталин.
Генерал вышел, и мы вновь остались вдвоем с тов. Сталиным.
Как известно, в этот день, 5 августа, советские войска освободили
Орёл и Белгород. Это была крупная победа, которая открыла перед нами замечательные перспективы.
Тов. Сталин чаще зашагал по комнате, он, видно, что-то обдумывал, как бы сосредотачивался на особо важной мысли, которая привлекла его внимание. Я молча сидел у стола и складывал карту с графическим планом операции. Так прошло минуты три-четыре. Затем Иосиф Виссарионович, обращаясь ко мне, говорит:
— Как Вы думаете о таком мероприятии, как дать салют в честь тех войск, которые взяли сегодня Орёл и Белгород?
Этот вопрос для меня оказался неожиданным, и я замялся с ответом. Сталин понял, что мне не всё ясно, повторил вопрос. Теперь я уже понял его смысл и ответил, что эта идея о салютах и мероприятия по их проведению сыграют большую роль; найдена новая замечательная форма благодарности войскам.
После этого Сталин более энергично зашагал по комнате, потом снова остановился против меня и начал излагать свою мысль о значении салютов. Он сказал следующее:
— Войска, в честь которых будет дан салют, будут чувствовать большую теплоту и одобрение их действий, чувствовать благодарность народа, Родины. Салюты будут воодушевлять войска и звать к новым подвигам. Салюты будут извещать весь наш народ и мировую общественность о славных делах и подвигах воинов на фронте и вызывать радость в нашем народе за свою армию, за свою Родину и вдохновлять весь наш народ на трудовые подвиги.
Когда Сталин сделал паузу, я вставил такую реплику:
— Салюты, как я теперь понял, сыграют большую роль в деле окончательной победы над фашизмом.
Сталин ничего не ответил на это, только приятно улыбнулся и, видно, был страшно доволен своим решением о салютах, и подошёл к столу, где я сидел, взял трубку телефона и сказал:
— Молотова.
Сразу же последовал ответ:
— Молотов слушает.
Сталин:
— Вячеслав, ты слышал, что наши войска взяли Орёл и Белгород?
— Да, мне только что доложили из Генштаба.
— Так вот, я посоветовался с тов. Еремёнко и решил дать салют в честь войск, взявших Орёл и Белгород, поэтому прикажите приготовить в Москве салют из 100-120 пушек, но без меня не давайте, чтобы не испортили этого мероприятия. Мы сейчас пообедаем, и я к вечеру приеду в Москву.
— Всё понятно, — ответил Молотов.
Так, 5 августа. в 15 часов в домике села Хорошево родился салют, сыгравший большую роль в деле победы над врагом — чёрным фашизмом.
Действительно, как и распорядился Верховный Главнокомандующий, в 24 часа 5 августа 1943 года в городе Москве, столице нашей Родины, был дан первый салют доблестным войскам, освободившим Орёл и Белгород.
Наша встреча с тов. Сталиным продолжалась около трёх часов, но время пробежало очень быстро и, казалось, что мы беседовали всего несколько минут. На протяжении всей беседы в словах, выражениях и жестах тов. Сталина чувствовалась твёрдая уверенность и решительная настойчивость. Временами, это уже к концу беседы, когда товарищ Сталин несколько отвлекался от обсуждаемых вопросов, он много шутил. Затем речь зашла обо мне.
— Сколько Вам лет? — спросил Иосиф Виссарионович.
Я ответил.
— Да Вы ещё совсем молоды, — весело сказал он.
Встреча с тов. Сталиным была весьма полезной, она дала очень много для расширения кругозора командующего фронтом.
К концу третьего часа нашей беседы чувствовалось, что все вопросы, связанные с операцией, разработаны. После некоторого перерыва в разговоре товарищ Сталин произнёс:
— Ну что ж, будем кончать?
— Как прикажете, — ответил я.
— Генерал, генерал, — позвал он дважды.
Вошёл всё тот же генерал.
— Распорядитесь в отношении обеда.
— Здесь ничего нет, — ответил генерал, — всё в вагоне.
— Тогда подавайте машины, поедем в вагон.
Я попросил тов. Сталина сфотографироваться на Калининском фронте, но он по своей скромности или другим соображениям отказался.
— Я обещаю Вам, тов. Еремёнко, — произнёс Сталин, выходя из домика, — что я обязательно сфотографируюсь с Вами, но в другой раз.
Мы вышли из домика. Машины стояли не во дворе, а на улице против калитки. Тов. Сталину была подана машина «ГАЗ-61», наш советский вездеход. Я сел в свой «виллис» и уже из машины ещё раз взглянул на небольшой скромный домик, который с этого дня стал историческим, так как здесь побывал наш Верховный Главнокомандующий, здесь он принял важные решения.
Машины тронулись, впереди машина тов. Сталина, затем моя, а за мной машины охраны. Мы ехали вдоль улицы села Хорошево, расположенного буквой Т на небольшой возвышенности, нисходящей к Волге, которая выглядит здесь в верховьях очень небольшой речушкой.
Станция Мелихово, где находился поезд Верховного Главнокомандующего, находился от села Хорошево в полутора-двух километрах, и через несколько минут мы уже были на станции, вернее, на месте, где когда-то была станция, а теперь было пустое место и небольшая землянка с высоким накатом, заменяющая станционное здание.
Тов. Сталин пригласил к себе в вагон, который стоял тут же, неподалеку от станции. Вагон тов. Сталина был обычный служебный вагон с несколькими купе и небольшим салоном; просто, но со вкусом обставленный он, пожалуй, выглядел несколько строго.
Иосиф Виссарионович пригласил меня к столу. Обед прошёл в оживлённой беседе. Тов. Сталин, как всегда, держался очень просто, настроение у него, как и во время приёма, было приподнятое и бодрое.
После обеда Иосиф Виссарионович тепло распрощался со мной и подарил мне на прощание две бутылки вина «Цинандали».
Эта встреча со Сталиным осталась в моей памяти как яркое, незабываемое впечатление."
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Продолжение дневника Маршала Еременко

Интерес к публикациям дневников в ЖЖ Олдфишера огромен...
Продолжаем читать избранные места из дневника Маршала Еременко...
Мы уже обсудили 1939-1942гг...
Теперь 1943г...


"18 января. 31 декабря я получил внезапный для себя и очень большой удар со стороны Ставки Верховного Главнокомандования.

Вот уже 18 января 1943 года, а я никак не могу прийти в себя. Никогда раньше я не переживал таких потрясений, несмотря на то что бывал в тяжёлых переплётах войны.

Я сейчас совершенно больной человек; меня мучают раны, которые не только не зажили, а, наоборот, ещё больше обострились и разболелись.

Эти страшные пять месяцев Сталинградской битвы совершенно подорвали моё здоровье, а тут ещё Сталин, затаив обиду на меня из-за Хрущёва[166], проводит линию, или политику, «разделяй и властвуй», принимает решения, которые наносят ущерб нашему государству, но это делается так, что не все поймут. А на самом деле это делается в угоду своему тщеславию и чтобы нанести травму мне, Хрущёву и штабу фронта.

Я переживал и за себя, и за штаб фронта, и за весь Сталинградский фронт, который должен был закончить Сталинградскую битву, забрать трофеи и пленных. Это его право, он выиграл эту битву, а Сталин нарочно ликвидировал этот фронт.

В этом вопросе Ставка допустила две крупных ошибки.

Первая заключается в том, что несмотря на то, что Сталинградский фронт сыграл главную роль в победе наших войск в Сталинградской битве, а именно: остановил наступление врага, отбил 700 атак врага на Сталинград, нанёс колоссальные потери врагу, подготовил все условия для контрнаступления, выбрал направления для удара и их оборудовал, принял самое активное участие в окружении группировки врага под Сталинградом, разрушил «воздушный мост», при помощи которого враг пытался снабжать окружённые войска по воздуху и, наконец, разгромил группу Гота — Манштейна, которая пыталась освободить окружённых, — всё это сделали войска Сталинградского фронта, и вот теперь, когда всё сделано, все задачи по разгрому решены, только осталось забирать трофеи и пленных, Сталинградский фронт ликвидируется. Это политическая ошибка.

Вторая, ещё большая ошибка, вытекающая из первой, — это ошибка большого стратегического порядка. После того, как была разгромлена группа Манштейна, нужно было, что я и предлагал, Сталинградский фронт оставить забирать пленных, причём не атаковать окружённых, а «задушить» их блокадой. Они не продержались бы больше одного месяца; а Донской фронт направить по правому берегу реки Дон на Шахты и Ростов. В итоге получился бы удар трёх фронтов: Воронежского, Юго-Западного и Донского. Этот удар трёх фронтов был бы исключительно сильным. Он закрыл бы как в ловушке всю группировку противника, действующую на Северном Кавказе.

Вместо этого наиболее правильного решения был принят план другой, невыгодный для страны, но выгодный для Сталина. Он переименовал Сталинградский фронт в Южный и дал путёвку на Ростов.

Ошибочность его решения заключалась также и в том, что тылы Южного фронта были очень далеко за рекой Волгой| и никаких путей подвоза не было, не было железной дороги. Кроме этого, река Волга к этому времени ещё не стала (шло «сало»). Я это мотивировал товарищу Сталину, но он был неумолим.

Решение о наступлении Южного фронта на Ростов ещё порочно и в том, что оно было фронтальным, мы выталкивали противника.

Правда, Сталин при нашем с ним разговоре сказал:

— Что Вы волнуетесь, Вы в Сталинградской битве сыграли главную роль, мы это знаем, теперь может любой добивать привязанного зайца. Мы на Вас возлагаем более важную задачу: ударом на Ростов отразить, отрезать кавказскую группировку противника.

Я сомневался в искренности этого заявления."

Тут Еременко поствавил очень острые вопросы и вступил в жёсткое несогласие со Сталиным, которого до этого в дневнике буквально боготворил...

А вот в следующем отрывке прав был видимо в оценке Хрущёва Сталин, а не Еременко...
И исключительно жёсткая оценка Еременко Жукова...


"
19 января. В чём основная причина того, что тов. Сталин стал относиться ко мне по-другому — хуже, чем раньше? В корне этого изменения лежат две причины.

Первая: в октябре 1942 года по ВЧ звонит мне тов. Сталин и спрашивает, где Хрущёв. Я ответил ему, что он уехал в Астрахань в 28-ю армию. Сталин, слышно было по голосу, был чем-то возбужден и резким голосом сказал:

— Гоните это г.., чего вы держите его у себя?

Я не сразу ответил на эту грубость.

Он ещё раз повторил в таком же стиле, но в более грубой форме.

Я ответил:

— Товарищ Сталин! Так это же не моя категория, он ведь член Политбюро ЦК.

Сталин на этот мой ответ ещё более резко сказал:

— Не Ваша, не Ваша категория, да вы ещё не знаете этого подлеца, это такой пройдоха, что пробы негде ставить. Гоните его от себя, — сказал он своё последнее слово и повесил трубку.

Я остался в недоумении, как будто кто-то ударил меня по голове.

Я понял со слов Сталина, что мне необходимо донести шифровкой о снятии Хрущёва с должности члена ВС. Для меня это было ясно, но ясно было и другое: я должен дать какую-то мотивировку о снятии Хрущёва с должности. Вот тут-то моя совесть заговорила вовсю. Клеветать я не могу, я сроду ни на кого не клеветал и не доносил и теперь не буду. Коммунисту не положено клеветать, он должен быть порядочным, честным и правдивым человеком.

Так я и не донёс Сталину на Хрущёва, хотя имел прямые указания от Сталина на это. Хрущёв так и не знает того разговора до сегодняшнего дня. По сути дела, я спас Хрущёва, а сам попал в немилость Сталина.

Вторая причина натянутости Сталина ко мне была более мелкого порядка, чем первая, но всё же играла определенную роль, — подливала масла в огонь.

Жуков Г. К., ставший заместителем Главкома, играл отрицательную роль в отношениях Сталина ко мне.

Жуков относился ко мне очень плохо, просто не по-человечески, мне доставалось больше всех, он не мог мне простить, что я нет-нет да скажу о его недостатках в ЦК или Верховному Главнокомандующему. Как коммунист и как командующий войсками, отвечающий за порученный мне участок работы, я обязан это делать. И мне от Жукова за это попадало.

Я с тов. Жуковым учился, работал, знал его как облупленного. Это человек страшный и недалёкий. Высшей марки карьерист. Ради своей славы, к которой он шел по трупам людей, он, гнида, втопчет в грязь всё «святое» и оскорбит и честь, и совесть человека. У него нет ничего правдивого.

Если представится возможность, я напишу о нем побольше."

А вот уже Хрущёёв проявляет свою гниль...

"
29 января. Четырёхъярский.

Звонок Хрущёва из Москвы. Поздравил меня с наградой, орденом Суворова I степени.
Меня наградили, как и других командующих фронтов и армий, даже тов. Малиновского со мной сравняли, который очень мало сделал для Сталинградской битвы.
Награждение было за контрнаступление и разгром немцев под Сталинградом, а за четырёхмесячную оборону ничего не дали и даже на протяжении всей обороны доброго слова не сказали о тех, кто вёл оборону.
За Сталинградскую битву награждено 20 000 человек. В этом большая доля моей работы, я нёс главную ответственность за оборону Сталинграда, но остался не только не отмечен за это, а даже попал под насмешку Жукова и его холуев.
Я спросил Хрущёва, как дело обстоит с моим рапортом. Он ответил, что нет ещё решения. Я страшно был удивлён этому ответу. Два часа тому назад звонил Жуков и сказал, что решение состоялось. На заседании ГОКО присутствовал и Хрущёв. Я никогда не мог допустить и мысли, что Хрущёв такой лицемер. Чужая душа — это тёмный лес."

Конец Сталинградской битвы...
Еременко недоволен наградой...


"
1 февраля. Мартыновна.

Нельзя отдавать победу в руки тех, кто её не заслужил, ибо это в корне убивает моральные и физические силы у тех людей, которые подготовили победу, людей, приложивших титанические усилия, чтобы добиться этой победы. Мой ум отказывается мне служить при анализе того, что произошло. Как же можно губить человека, который так горячо предан своей Родине, своей партии и правительству, кто собственной кровью не раз омывал победу. Я уже десяток раз плакал горькими слезами, но так, чтобы никто, даже адъютанты, не видели.

Это, конечно, Жукова работа, он подбил Сталина на такое решение. Я и в наградах обойден «благодаря» Жукову.

За Сталинградскую битву все командующие фронтами, кроме меня, получили не только орден Суворова I степени, но и звания генерал-полковников. Командующий Сталинградского фронта, который больше всего сделал, не получил повышения по званию. Да и за оборону ничего не дали.

Из всего этого я сделал следующий вывод: в наградах первостепенное значение имеют не заслуги, а взаимоотношения с начальством, а заслуги — это уже потом.

Страшная беда в том, что ещё и в наш век решаются так вопросы."

Жёсткий разбор Сталинградской битвы и роли Жукова...

"
28 февраля. Я почувствовал себя значительно лучше и приступил к описанию Сталинградской битвы. Два раза в день, вечером и утром, я принимал радоновые ванны, а остальное время затрачивал на свои произведения.

Когда я записывал свои воспоминания, то у меня возник такой вопрос: если бы тов. Жуков утвердил время моей атаки, которое я предлагал, то утверждаю, что не только не задержал бы нас противник на реке Червлённая, а наоборот, Сталинградская группировка врага была бы разбита ещё в ноябре месяце. Один день, который недооценил Жуков, съел у нас два месяца и принёс нам много жертв.

Первоначально по общему плану контрнаступления Юго-Западный и Сталинградский фронты должны были наступать одновременно. Я был категорически против одновременного начала наступления и доказывал, что мы должны обмануть противника и поставить его в исключительно невыгодные условия; заставить врага измотать свои танковые дивизии и мехвойска и к тому же без всякой пользы. У нас есть к этому полная возможность. Это моё утверждение основано на реальном расчёте и здравом смысле, на анализе тех событий, которые произойдут в действиях противника. С началом нашего наступления факты и события полностью подтвердили мои доводы. Я не считаю себя сейчас умнее, чем тогда, когда настаивал и добивался утверждения моего предложения.

Обстановка к началу действий наших фронтов складывалась так: противник имел основную группировку в районе Сталинграда, здесь же были и его ударные силы из танковых и моторизованных дивизий, они держались за центром Сталинградской группировки в районе: Ворошилово, Пещанка, Бессаргино, Алексеевка, Питомник и Опытная станция.

Я считал, что, как только мы начнем действовать одновременно, противник должен будет, хотел он этого или нет, наносить контрудар на юг по 4-му и 13-му мехкорпусам, он будет бить ближнего и подвижного противника, который создаст непосредственную угрозу его Сталинградской группировке, грозя разрушением его жизненно важных тылов. Ясно, только сюда противник направцт удар по наступающим 4-му и 13-му мехкорпусам. Это может привести к срыву нашего наступления и тогда никакого окружения не состоится. Тем более, что подкрепить наши мехкорпуса нам было нечем. Я доказывал, что при одновременном начале наступления окружения может не состояться даже при условии, если войска Юго-Западного фронта получат более резкое продвижение.

Когда я докладывал свои расчёты и соображения тов. Жукову, я оперировал следующими соображениями и данными: если Юго— 3ападный фронт начнёт наступление на два дня раньше, чем Сталинградский фронт, то для противника получится весьма сложная обстановка, которая может привести к его катастрофе. На это моё утверждение Жуков ответил:

— Обождите с катастрофой, хотя бы отогнать противника от Сталинграда километров на 60-70 — и то будет хорошо.

— Нет, я с этим не согласен, у меня другое мнение. Я считаю, что мы положим своим наступлением начало разгрома фашистов. Я настаиваю и прошу утвердить срок атаки с разрывом в два дня. Если войска Юго-Западного фронта прорвут фронт, в чём я уверен, и начнут развивать свой успех в направлении Калач, генералу Паулюсу ничего не останется делать, как только снимать из-под Сталинграда свои ударные дивизии и бросать их, чтобы спасать положение; и это он сделает обязательно, ибо нет другого выхода, а тем более он сделает это ещё и потому, что в это время на юге будет спокойно, а о нашей подготовке он пока не знает, да даже если кое-что и знает, то обстановка потребует посылки на север его войск. Таким образом, если Юго-3ападный фронт начнёт свою атаку 19 ноября, то Паулюс, разобравшись к вечеру с обстановкой, ночью с 19 на 20 ноября начнёт перебрасывать на север за реку Дон свои подвижные соединения. Но для того, чтобы покрыть расстояние в 150-160 км на узком месте переправ через реку Дон в районе Вертячий, потребуется не менее двух суток. По этим соображениям и нужно начало атаки Сталинградского фронта отнести на двое суток позже и далее я добавил, что нечего бояться того, чего опасается тов. Жуков, а именно, что противник нанесёт удар по Ватутину. Противник к исходу 21.11 будет заканчивать сосредоточения для контрудара, но в этот же день почувствует наш удар на юге. Паулюс станет перед дилеммой, что делать? — или контратаковать с утра 22.11. Ватутина, тогда ввяжется в бой на несколько дней, что приведёт к катастрофе на юге, или отменить свой приказ об ударе на север и возвратить дивизии обратно, которые передовыми частями уже ввяжутся в бой. А с другой стороны наши мехкорпуса будут подходить с юга и наносить удар в самое живое место по штабам, тылам всей Сталинградской группировки. Вот почему Паулюс откажется от контрудара на севере, он будет быстро перебрасывать войска обратно, но они и на юг теперь опоздают.

В результате получится, что в самый ответственный период танковые и механизированные войска противника помыкаются то в одну, то в другую сторону, в боях участия не примут, сожгут горючее и измотаются. Вот что получится, если мы начнём атаку на два дня позже.

На сей раз Жуков слушал меня с большим вниманием и в конце моего доклада ответил:

— Хорошо, согласен на одни сутки, так и буду докладывать Сталину на утверждение.

— Я прошу доложить на двое суток.

— Нет, нет, — сердито сказал он. — Одни сутки, больше не дадим.

— Ясно, — ответил я, а сам подумал, что не для себя я прошу эти дни, а для общего дела, для нашей страны и для славы Верховного Главнокомандующего и его заместителя, которым припишут наши успехи или, вернее, они сами припишут их себе. На этом и кончился вопрос о сроке начала атаки. Я весь кипел внутри и возмущался тем, как можно не понимать такого ясного вопроса.

Жуков трусил, он боялся, как бы не застопорилось наступление ЮЗФ. А он в какой-то мере вместе с Ватутиным готовили это наступление. Войска Сталинградского фронта готовил я, и вдруг они более успешно будут действовать, тогда он ....

Здесь следует сказать, что Жуковское оперативное искусство — это превосходство в силах в 5-6 раз, иначе он не будет браться задело. Он не умением воевал, а количеством, и на крови строил свою карьеру. Он боялся даже в таких условиях, когда Ватутин сосредоточил на узком фронте танковую армию тов. Романенко, два совершенно свежих отдельных танковых корпуса, 3-ю ударную общевойсковую армию тов. Кузнецова, 24-ю общевойсковую армию, несколько отдельных танковых бригад пехоты, кавалерийский корпус и много других частей усиления. И вот с этой силищей он трусил, хотел, чтобы войска Сталинградского фронта оттянули бы на себя силы противника. Вот где Жуков показал свою шкуру.

Сталинградский фронт прорывал оборону противника на двух направлениях силами пяти дивизий при плотности артиллерийского огня 50-60 орудий на километр фронта, в прорыв вводились два мех— корпуса и один очень слабый 4-й кавкорпус. С этими силами я был больше уверен в успехе, чем он.

События подтвердили полностью те расчёты, которые я докладывал. Я был нрав тысячу раз. День, который я с трудом добился, сыграл большую роль, и только благодаря ему состоялось окружение, а если бы разрыв в наступлении был в два дня, то противник под Сталинградом был бы разбит ещё в ноябре.

Противник задержал наши мехкорпуса на реке Червлённая только потому, что он вернул одну танковую дивизию, которая ещё не успела переправиться через реку Дон к началу нашего наступления. Если бы мы выждали ещё сутки, то дивизия противника ушла бы далеко, и спасать положение было бы нечем. Мы своими поспешными действиями на юге не дали развиться ошибке противника — манёвру на севере — до катастрофы, и всё это произошло от непонимания обстановки Жуковым. Он и Сталина подбил на это. Обидно, что из-за этого просчёта напрасно пролилось много крови. Вот тебе и Жуков — а-ля Наполеон"

О наградах и подхалимах...

"
5 апреля. Цхалтубо.

Меня не раз обходили в наградах и званиях. К примеру сказать: за руководство боями в Смоленском сражении я представлялся, но не получил; за Торопецкую операцию, в которой командовал 23 дня с носилок с перебитой ногой, представлялся к званию Героя, не получил вообще никакой награды; за оборону Сталинграда ничего не получил. Так где же здесь справедливость? Ведь это же были бы заслуженные награды. Я обижаюсь не потому, что не получил наград, а потому, что другие менее заслужили наград, а получают их, а тебя обходят, потому что у тебя плохие взаимоотношения с начальством.
Во всех делах подхалимы играют очень большую роль. Подхалимов развелось очень много, но тактика их подхалимажа и приёмы у них разные: одни приторные, как банный лист прилипают к каждому месту; другие тонко делают свой подхалимаж через вторых и третьих лиц и как будто в стороне стоят сами — это заядлые и опытные холуи;
третьи — это холуи, которые ко всем подлизываются, клевещут на людей, чтобы мазать их грязью, выставляя в выгодном свете себя, показывая себя деятелем, благодаря которому так хорошо получилось и что от него только зависел весь успех. Жукову удачно дал характеристику партизан Денис Давыдов в образе Паскевича.
Следующая группа подхалимов — это двуличные люди, которые никогда не говорят то, что думают, как правило, они всегда обманывают, всегда врут и всегда с пеной у рта доказывают, что их не так поняли или что они этого не говорили."


Про адмирала Исакова...

"6 апреля. Цхалтубо.
6 апреля в Цхалтубо я принял заместителя Наркомвоенфлота тов. Исакова И. С., он обедал у меня. Тов. Исаков произвёл на меня хорошее впечатление, он знает грузинский язык, сам он, наполовину армянин или грузин. Вообще не важно, кто он по национальности, он хороший человек."

Про грузин...

"7 апреля. В 19.30 выехал из Цхалтубо в Москву; 50 дней я прожил в Цхалтубо, принял 46 ванн, познакомился с кавказскими обычаями и с грузинским народом. Грузины народ хороший и очень гостеприимный, пьют много вина своего производства."

Встреча с Маленковым в Москве...
Обсуждение Ворошилова, Тимошенко, Будённого...


"21 апреля. Прибыл в Москву и сразу же явился к тов. Маленкову Г. М. (он просил меня об этом). Он пригласил меня к завтраку и вёл со мной беседу с глазу на глаз. Вопросы затрагивались о предстоящих операциях, о направлениях главного удара, затрагивались и вопросы оценки людей. О Ворошилове он сказал, что он задержал на год выпуск автомата и о том, что он окружил себя Хмельницкими, а хороших людей затирал.
— Затирал он и Вас, тов. Ерёменко. Куда девать Ворошилова, сами не знаем. Тимошенко несколько лучше Ворошилова, но нигде у него не вышло, какой-то он беспечный. Будённый — это ярый кавалерист, ничего больше не признаёт, оперативный кругозор очень низкий.
Тов. Маленков пересказал оценку Сталиным наших командующих фронтами, она была положительная.
По вопросу создания корпусов он сказал:
— Нужно подбирать хороших командиров корпусов — это главное, в руки командира корпуса нужно давать сильную корпусную артиллерию, иначе командира корпуса и признавать не будут.
После этого тов. Маленков перевёл разговор на Сталинградскую битву. Он сказал:
— Хорошо у нас получилось иод Сталинградом. Вы там сыграли главную роль в разгроме фашистской армии, и страна никогда не забудет этого большого подвига. Это не только моё мнение, но и Верховного Главнокомандующего.
Я на это ничего не ответил, но понимал, что тов. Маленков ведёт со мной беседу по указанию тов. Сталина. Сталин понимал, что меня обидел и теперь сглаживает остроту.
После Сталинграда ещё раз вернулись к положению на фронтах. Маленков страшно возмущался сдачей противнику города Харькова. Особенно он был неудовлетворен работой и поведением командующего Воронежским фронтом тов. Голикова Ф. И.
Вечером был у тов. Щаденко Е. А., мы вместе обедали, говорили о разном.
Меня вызвал к телефону тов. Василевский и очень любезно спрашивал, не нуждаюсь ли я в чём? Первый раз я слышал его любезный заискивающий тон, как будто он был в чём-то виноват. «На воре шапка горит».
Я доложил, что всем удовлетворён."

Продолжим обсуждение 1943г. в следующей части...

Продолжение дневника Маршала Еременко

В предыдущих трёх частях мы обсудили записи Еременко за 1939, 1940 и 1941 годы...
Поговорим теперь про 1942г...

Ведёт он свой дневник из госпиталя...

"15 февраля.
Меня привезли в Москву в полевой госпиталь в/ч № 2386, размещавшийся в здании Сельскохозяйственной академии им. Тимирязева. Было раннее утро и полтора часа меня не могли принять. Начальник госпиталя тов. Вольпер и его заместитель изволили спать, и их не разрешено было поднимать. Пришлось ожидать лёжа в машине, хотя я находился в тяжёлом состоянии.

Об этом случае я написал тов. Жукову и тов. Хрущёву. Такое поведение людей вызвало подозрение у меня, и это было не случайно, оказалось, что начальник госпиталя Вольпер, его заместитель Лившиц, комиссар госпиталя и ряд других лиц, их приближённых, оказались жуликами; они были арестованы и преданы суду."

Вот уже и май, а всё тот же госпиталь...

"В 2 часа 16 мая звонил мне Сталин, спрашивал, как моё здоровье. Я ответил, что лечение идёт хорошо, и врачи говорят, что через 30-35 дней я поправлюсь. На это он мне сказал:
— Спешить не надо, нужно вылечиться, как следует.
В начале июня уже совсем дело шло на поправку, как вдруг состояние ухудшилось, нога стала воспаляться и очень болеть.

14 июня по ВЧ звонил тов. Поскрёбышев, справлялся о моём здоровье. Мне было понятно, кто интересовался моим здоровьем. Я ответил так, как сказал врач, что ещё потребуется недельки две."

Еременко вспоминает о тяжёлом сентябре 1941г...

"Ещё хотелось бы остановиться на одном весьма характерном случае. Когда я командовал в начале войны войсками Брянского фронта, то в сентябре месяце танковая армия противника особенно сильно давила на наш левый фланг, т. е. на левый фланг 13-й армии. Для помощи молодому командиру тов. А. М. Городнянскому я послал своего заместителя тов. М. Г. Ефремова. Для усиления 13-й армии я выдал из своего резерва одну стрелковую дивизию и одну танковую бригаду, но дело там не улучшалось. Я решил поехать туда лично и вот что я установил, побывав в войсках на самом левом фланге. Выяснилось, что враг давит на левом фланге 13-й армии, ворвался в наши части, на своих танкетках утянул две наших пушки. Я принял на месте нужные меры, дал указания двум командирам дивизий на контратаку, после этого поехал на ВПУ. Там я застал тов. Ефремова и члена Военного совета армии, ведающего тылами, тов. Ганенко. Эти друзья сидели за столом, накрытым обильной едой и выпивкой и играли в шахматы. Играл тов. Ганенко с одним офицером штаба, а тов. Ефремов был у них в качестве консультанта. Когда мы подъехали к ВПУ, то слышали, как в нашем тылу, в трёх км от нас рвались снаряды на железнодорожной станции. Оказалось, это те снаряды, которые по моему распоряжению были посланы 13-й армии, но простояли сутки не выгруженными, и вот теперь они рвались, зажжённые фашистской авиацией."

А вот очень интересная запись...


"18 июня. Госпиталь

Сегодня рассказывал художнику тов. Васильеву о том, как я лежал в Центральном госпитале, куда приезжал ко мне Сталин 16 октября.. Он расспрашивал меня о деталях встречи для того, чтобы написать картину «Посещение Сталиным госпиталя»."

Сейчас принято считать, что 16 октября 1941г. во время паники в Москве, возникшей на фоне массовой эвакуации всех госучреждений, Сталин и всё руководство страны тоже паниковали и где то прятались...
Однако мы видим, что именно в этот критический день Сталин едет в госпиталь проведать тяжело раненного генерала...

"
16 июля. Госпиталь.
15 июля в 20 час. звонил Сталину и доложил, что я готов нести службу, а врачи насильно меня задерживают. Сталин ответил, что он имеет данные о том, что я ходить без костылей не могу. На этом он меня поймал.
— Поэтому Вам нужно окрепнуть, больше выходите на воздух, отдыхайте, набирайтесь сил, ибо Вам предстоит большая работа.
Оказывается, тов. Сталин всё знает, ему каждый день докладывают о состоянии моего здоровья.
Мне очень надоело лежать, что я с большим бы удовольствием уехал на фронт, но Сталин решил по-другому и, по-видимому, он мудро поступил. Сталин — это большая умница. Счастье нашей страны, что во главе её стоит Сталин, он — клад для нашей Родины. Титаническая воля, железный характер, могучий, широкий и глубокий ум, прозорливость и знание людей, особое умение подобрать кадры, забота о человеке и особая одарённость в познании и в решениях оперативностратегических вопросов сделали Сталина И. В. бессмертным человеком.
Ясно одно: Сталин приведёт нашу страну к победе, в этом никаких сомнений нет"

Какое долгое и мучительно лечение...
А со Сталиным русачкам действительно повезло, тут Еременко прав...

А вот про евреев во время войны...

"
29 июля. Госпиталь.

27 июля Информбюро опубликовало неприятные данные: противник захватил Ростов и Новочеркасск и развивает удар на Кубань.

27 июля открытым судом судили бывшего начальника госпиталя Вольнера, комиссара госпиталя, замначальника госпиталя тов. Лившиц и других, всего девять человек. Двоих приговорили к высшей мере — к расстрелу, другим дали разные сроки (от 5 до 7 лет) заключения. Оказалось, что это настоящая банда воров и расточителей народного достояния.

Находясь продолжительное время в госпитале, я заметил, что здесь не всё в порядке, что в госпитале орудуют жулики. Я попросил прокуратуру поинтересоваться хозяйственными делами госпиталя. В результате открылась целая «панама». В этой компании участвовало 9 человек, из них 7 евреев. Я, конечно, не антисемит, но должен сказать, что на фронте их мало, зато тыловые учреждения просто забиты ими.

Стоит только появиться во главе учреждения или госпиталя еврею, то будьте уверены, что через некоторое время все ответственные должности будут заняты евреями; евреи развивают страшную семейственность. Евреи — народ, преданный нашей стране, но среди них очень много нахалов, пройдох, карьеристов и даже плутов. Нельзя допускать, чтобы они создавали засилье в том или другом учреждении, иначе они оккупируют всё учреждение."

Похожие оценки мы видели уже в других дневниках того времени...
А вот из жизни командующих...

"
2 августа. Госпиталь.

1 и 2 августа вёл разговоры в Генштабе о создании второго фронта в районе Сталинграда. Принципиальное решение ГОКО уже было: Сталинградский фронт разделить на два фронта. Во главе одного из фронтов поставить меня.

1 августа занимался изучением обстановки на фронтах (начал врастать в боевую обстановку).

Прежде, чем прибыть в Генштаб, я нанёс визит замнаркома тов. Щаденко

Когда я командовал Брянским фронтом, я ещё тогда в своей телеграмме просил Генеральный штаб разрешить мне создать в каждой дивизии заградительные отряды; разрешение было дано, и отряды были созданы.

Тов. Щаденко очень скверно отозвался о тов. Тимошенко, Жукове и Будённом, назвал их «баринами», которые завели по десятку лошадей, обставили себя холуями и по-настоящему войсками не руководят. Причём заметил, что холуи Тимошенко звонили ему, Щаденко, и говорили, что Тимошенко, мол, не сдал наркомата. На это я критически заметил, что, хотя он и не сдал наркомата, но зато сдал всю Украину и погубил там шесть армий."

Почему Ставка работала по ночам и назначение Еременко в Сталинград...

"
3 августа. Москва. Госпиталь.
Я уже устал от ожидания звонка, которого всё нет и нет.
Время подходило к 12 часам ночи. Но я знал, что ГОКО работает по ночам; это не случайное явление и не каприз. Дело в том, что командующие войсками фронтов к исходу каждого дня, то есть к 12 часам ночи, обязаны были доносить Верховному Главнокомандующему о том, что они сделали за прошедшие сутки, что они собираются делать завтра и какие у них просьбы к Верховному Главнокомандующему. Вот с этими главными документами, т. е. с боевыми донесениями фронтов, нужно было разобраться и дать соответствующие указания. На это уходило 7-8 часов работы, т. е. затрачивалась вся ночь. Оставить же рассмотрение этих вопросов на завтра невозможно, это будет преступлением, это затормозит боевую деятельность войск. Вот от чего зависела ночная работа.
Итак, я был назначен командующим войсками вновь созданного фронта, получившего название Юго-Восточный. В заключение беседы И. В. Сталин особо подчеркнул, что необходимо повысить требовательность, поднять дисциплину, навести строжайший порядок в войсках, принимая для этого самые решительные меры.
При этом посещении Верховного Главнокомандующего мне бросилось в глаза то, что Сталин заметно постарел и что он очень много работает и обладает колоссальнейшей памятью. Он при мне называл очень много пунктов на Калининском и на Западном фронте, которые подлежат бомбардировке нашей авиацией, он очень многих людей знал по фамилии."


Вот подготовка к контрнаступлению под Сталинградом...
Недоволен, что на фронт вместо русачков прибыл корпус чурок...

"
5 ноября. Сталинград.
Этот день прошёл более спокойно, авиация противника хотя и плотно бомбила Сталинград, наши тылы и железные дороги, но разбросанно.
Подробно занимался подготовкой нашей авиации для предстоящей операции (контрнаступления). Слушал доклад командира 4-го кавалерийского корпуса тов. Шапкина Т. Т. о состоянии кавкорпуса, который только что прибыл в состав войск Сталинградского фронта из Средней Азии. В личном составе кавкорпуса 70 % узбеков и казахов; лошади закуплены в Синьцзяне (Китае), низкорослые и слабые. Таким образом, конница не сильна.

Говорил по ВЧ с командармами 57-й, 64-й и 62-й армий. Чуйков держит себя нервно."

О вреде курения...
Кстати, прожил Еременко 78 лет...

"7 ноября. Сталинград.

У же два дня, как болит у меня грудь и душит кашель. По-видимому, это происходит от перегрузки в работе и непрестанного курения. Курение — это яд для человека. Всё это человек понимает, а всё же курит. Вот дурная голова."

Следующий раз обсудим 1943г...



СССР vs. Русский Мир

Тема из заголовка неисчерпаема...
С одной из сторон к ней попытался подступиться хороший знакомый Одфишера топовый блогер Сапожник, целиком пост по ссылке, я приведу его основную часть https://sapojnik.livejournal.com/3198525.html

"

Совок и мигранты: три взаимоисключающих мифа



Массовое сознание внелогично, поскольку построено не на какой-то внятной картине мира, а на «хотелках». То есть оно, по сути, очень близко к детскому, а ведь ребенок менее всего озабочен логикой.

Вот например, богатая тема – СССР и мигранты. К первому в массах нынче принято относиться положительно, ко второму – резко отрицательно. «Нацлидер», чутко улавливающий настроения масс, давно уже объявил распад Совка «величайшей геополитической катастрофой», и большинство с ним явно согласно. «Такую страну развалили!», «Как хорошо было в Советском Союзе» - обычные высказывания не в официальных речах, а и во вполне дружеских посиделках рядовых россиян.

С другой стороны, к мигрантам те же рядовые россияне относятся хуже некуда. «Понаехали», «узкоглазые», «понагнали таджиков» - чего только не услышишь! Требование ввести визовой режим и не впускать мигрантов – абсолютно козырная тема для любой политической силы!

Теперь соединим два этих мифа воедино. Они не соединяются! Ведь, собственно, кто такие «мигранты»? Украинцы, молдаване, узбеки, таджики, киргизы… То есть – наши «соотечественники» по бывшему СССР! Получается, если бы СССР продолжал существовать, все эти ненавистные «узкоглазые», хохлы и прочие были бы нашими согражданами – то есть ни о каких «визах» и речи не могло бы быть. Значит что ж – хорошо, что СССР распался? А как же «величайшая катастрофа»?

Здесь массовое сознание изворачивается, говоря: «а вот в СССР все эти узкоглазые сидели у себя в республиках, а не разъезжали массово по России-матушке!» ОК, допустим. Но почему так было? При ответе на этот вопрос мы натыкаемся на еще один миф массового сознания – «миф №3», который окончательно все запутывает.

Итак, почему таджики с узбеками при СССР сидели в основном дома, а не шарились строительными бригадами в неуютных для них северных краях? Первая приходящая в голову причина, понятно – прописка. Не зря Путин сейчас судорожно пытается советскую прописку как-то возродить, упирая при этом как раз на то, что он таким образом «борется с незаконной миграцией». Ну-ну.

Однако ясно, что это причина все ж не главная. Важнее то, что в большинстве бывших советских республик, особенно в тех, что в Средней Азии, нынче банально нечего жрать и почти нет работы. Вот и поперли они в Россию, как лососи на нерест, невзирая на все препоны, под старым китайским девизом «осень кусать хоцется». И как раз в этом – коренное различие. Ведь при СССР им вполне можно было оставаться и в родных пенатах, так как СССР вбухивал поистине огромные средства в эти самые окраинные республики (одна Нурекская ГЭС чего стоит – самая высокогорная и чуть ли не самая высокая ГЭС в мире!)

Это и есть «миф №3», особенно часто озвучиваемый так называемыми «русскими националистами»: что злокозненный Советский Союз всячески угнетал чудесную великорусскую нацию, злобно растрачивая средства на поддержку никому не нужных «национальных окраин» и вообще всяких нацменьшинств. «А в это время Средняя полоса матушки-России тихо приходила в полное запустение, пока некоторые строили всякие, мать их, Нурекские ГЭС!» - так, со слезой в голосе, любят говорить русские нацики (у свежепреставившегося Крылова, к примеру, это вообще был один из лейтмотивов всех выступлений) – причем такие слова, как правило, встречают самое полное сочувствие и поддержку аудитории.

И что на поверку? На поверку имеем три противоречащих друг другу мифа, с каждым из которых, однако, совершенно согласно большинство населения.

Миф 1 – «Советский союз был чудесен, его распад – геополитическая катастрофа».

Миф 2 – «Мигранты – зло, надо запретить всем мигрантам приезжать в РФ, возведя визовые барьеры на границе с бывшими совреспубликами»

Миф 3 – «Советский Союз всячески угнетал великую русскую нацию, транжиря средства на развитие никому не нужных национальных окраин»."

А вот комментарий Олдфишера:

"В СССР русачки видели хачей и чурок только когда в армии служили...

А русские дамы могли затевать с хачами в основном только в Абхазии...
Ну и в Геленджике и Сочи немного...
Что впрочем не делало движение Наташ слабым, счёт там в курортных романах шёл наверное на миллионы за сезон...
Поскольку хачей на территории русачков было мало, то и пиздили они русачков как собак редко...
Русачки и тогда хачей ссали, но в жизни с ними особо часто не сталкивались...
Понятно, что миграция чурок в Русский Мир это не от голода, их организованно завозят...
При чём в 90е не завозили, даже на стройках чурки появились уже при Путине, при чём не сразу, а где то после 2005г...
Я лично занимался в Русском Мире строительством и когда в 2005г. уезжал в Канаду, то чурок на стройках ещё не было...
Там были хохлы и молдаване тогда...
А хачи приехали в Русский Мир массово с начала 90х, но многие хачи были с Северного Кавказа, то есть формально граждане Русского Мира...
Русские дамы с ними сразу начали массово затевать, а недовольных русачков хачи начали пиздить как собак...
Ну а теперь русачки лишние в Русском Мире..
Замещаются уже много лет по миллиону в год...
А русские дамы помимо хачей и чурок затевают в Турции и Египте с мойщиками бассейнов...
Потому что не интересны русачки русским дамам...
Русачки только хаты у родни отжимать мастера...
Так что в СССР русачкам хоть и жилось несладко, но от хачей и чурок их власть ограждала надёжно...
Плюс хаты безплатно давали тогда русачкам...
И коммуналка с едой стоили копейки...
Правда дамы были в 80е все высокомерные принцеждалки...
Зато в 90е и нулевые у русачков стало классно с дамами, но появились чурки и хачи...
А с 2011-2012г. у русачков не стало и дам, все дамы стали Наташами и олигархождалками...
А хачей и чурок стало в Русском Мире почти столько же, сколько и русачков...
А впереди маячит Большая Резня..."

Цифры потерь в войну СССР и Германии Часть 2

Это вторая часть про реальные потери СССР и Германии в войну...
В первой части мы прикинули, какие на самом деле были потери у СССР, теперь поговорим про немцев...

https://www.youtube.com/watch?v=SsDABhwfZZw

Машина времени

Очень много в комментариях просьб написать что нибудь к юбилею Сталина (140 лет)...
Идя навстречу читателям, Олдфишер делает перепост своего лучшего текста про Сталина https://oldfisher-mk.livejournal.com/220341.html


Историки ответили на самые популярные вопросы о генералиссимусе

"Вот у меня интересный возник вопрос к читателям....
Если бы удалось изобрести машину времени и по типу фильма "Эффект бабочки" дать вам возможность вернутся в прошлое и что то там поменять действительно значительное, куда бы вы хотели попасть, в какое время и что бы там поменяли???
Можно, конечно, ответить мелко и примитивно....
Типа,  хотел бы вернутся в свои школьные годы и, пользуясь своим сегодняшним жизненным опытом, перетрахать там по быстрому всех своих тогдашних самых красивых одноклассниц, к кому в те времена робел подступиться....
Или вернуться в начало 90х и не давать деньги в долг разным мудакам, которые потом с этими деньгами пропадали...
И т.д....
Но это всё хоть и важно, но мелко в масштабах той единственной возможности по попаданию в любой исторический момент прошлого, когда у тебя действительно есть шанс изменить что то в судьбе страны и человечества, именно понимая, как оно теперь всё вышло....
Тут ведь важно определить ключевой переломный момент и именно там сделать что то очень важное...
Мне бы лично хотелось бы оказаться в январе или феврале 1953г в Кремле...
И не просто в Кремле, а в рабочем кабинете Сталина...
Хотя бы на полчаса....
Во первых, потому что Сталин- это, как ни крути, самая великая фигура в истории России за все времена и в истории человечества в 20 веке...
А во вторых, январь-февраль 1953г.- это последняя возможность не допустить начала разгрома страны внутренними врагами, сорвать планы Первой Номенклатурной Революции, начавшейся в марте 1953г....
Я представляю удивлённый взгляд Вождя, его непонимание откуда какой то сумасшедший попал в его кабинет, который при этом ещё и утверждает, что прилетел из будущего...
"Зря я наверное отстранил от руководства личной охраной Власика"- мелькнула мысль у Сталина.- "Новая охрана вообще ни на что не способна. Уже даже кремлёвский кабинет стал проходным двором...."
Через минуту Сталин вызовет охрану и меня уведут, но за эту минуту я должен успеть сказать ему такие слова, чтобы он передумал эту охрану вызывать....
У меня есть только минута...
И я начинаю говорить, чётко и по делу, моя речь включает несколько ключевых слов и прежде всего: "заговор", "Хрущёв", "Жуков"...
И я вижу, как останавливается сталинская рука, уже потянувшаяся к телефонной трубке...
Вместо вызова охраны, он движением руки приглашает меня сесть и сухо предлагает говорить коротко и по существу....
Я начинаю с того, что уже 5 марта он, Сталин, будет отравлен заговорщиками из его ближайшего окружения на своей даче....
Сразу после этого будет расстреляно всё руководство МГБ и МВД и в стране установится власть партийно-КГБшной номенклатуры....
Я говорю ему о бездарном десятилетнем правлении Хрущёва, приведшему к полному развалу сельского хозяйства, многих отраслей промышленности, к страшной катастрофе и предательству во внешней политике....
Возвращении на Северный Кавказ всех высланных оттуда враждебных народов и прежде всего чечен....
Потом почти 20 лет Брежнева....
Спивающаяся страна и расцвет коррупции...
Потом Вторая Номенклатурная Революция 1985г под руководством Горбачёва, поменявшая общественный строй в стране и узаконившая коррупцию и фантастическое обогощение номенклатуры....
Чернобыль...
Распущен Варшавский военный блок....
Потом десять лет Ельцина....
Одним росчерком пера уничтожен СССР....
Как будто и не было....
Страшные реформы уничтожившие полностью вообще всю промышленность и добившие сельское хозяйство...
Все природные ресурсы в руках десятка евреев-олигархов и их кураторов из ФСБ....
Вымирание русского населения по миллиону в год....
Потом Путин....
Олигархи стали в десятки раз богаче, чем были при Ельцине и самих олигархов стало в разы больше....
Вся самая дорогая недвижимость в Европе и Америке скупается русиянскими чиновниками и олигархами, покупка Челси и других клубов по всему миру, все без исключения жёны и дети русиянской элиты живут на Западе, у всех у них есть тамошнее гражданство....
При колоссальном спаде рождаемости сирот в детских домах больше, чем сразу после войны в 1945г....
Я рассказываю Сталину о двух бездарных чеченских компаниях, о дани, которую платят теперь русачки Чечне и всему Северному Кавказу, об отданных Китаю осторовах на Амуре, отданном Америке нефтеносном шельфе в Тихом океане, о шельфе, отданном Норвегии....
Об отошедшем Украине после распада Союза Крыме....
О базе НАТО в Ульяновсе...
О десятках миллионов гастарбайтеров из Средней Азии на улицах русских городов....
О бандитах с Северного Кавказа, пиздящих, как собак, русачков повсюду....
О вырезанном русском населении Грозного....
О русских женщинах-депутатках Госдуры от правящей партии ЕДРО, поголовно снимающихся голышом в американском журнале Плейбой...
О планирующейся в ближайшее время передаче Японии Курильских островов....
О затопленной космической станции Мир....
Об убитой космической программе Буран-Энергия....
О молодых русских девушках- проститутках все девяностые годы стоявших толпами вдоль Тверской улицы (бывшей Горького)....
О миллионах русских Наташ (ставшее нарицательным в мире именем) ежегодно разъезжающихся по всему арабскому миру в поисках экзотического секса  с местной обслугой в отелях...
О городах, где большинство молодёжи- наркоманы....
О судах без правосудия и прокурорах без совести....
О том, что в русиянии всё население вместе с гастарбайтарами миллионов 130, а в тюрьмах сидит миллион....
При этом коррупционеры вообще никогда в тюрьмы не попадают...
Про средневековое кастовое общество сложившееся в русиянии....
Я говорю уже гораздо больше чем полчаса....
Сталин сидит неподвижно и молча...
Кажется, что он вообще меня не слушает, что он погружён в какие то свои мысли....
Но по движениям его глаз я вижу, что он не пропускает ни одного моего слова...
"Я ведь знал"- думает Сталин- "Что это всё может произойти именно так....
Больше всего я именно этого всю жизнь и боялся....
Именно такого развития событий я стремился не допустить всю свою жизнь....
Они ведь, эти номенклатурные мрази, всегда стремились именно к этому, они и заговоры всю дорогу плели, чтобы прибрать к рукам народное добро, стать в одночасие самыми богатыми людьми мира"
Сталин вспоминает как в далёком уже 37 году ему удалось только в последний момент нанести упреждающий удар, у них уже всё готово было к началу этой Перестройки уже тогда....
В тот раз маршалы, генералы и партийная элита объеденились для броска, но у Сталина тогда остался контроль над частью армии и над НКВД, ему тогда повезло....
А вот Хрущёва он явно недооценил....
Сталин вспоминает, как этот Никита больше всех требовал массовых репрессий в том же 37, он тогда боялся, что его имя всплывёт на допросах арестованных, как одного из активных участников заговора....
Ещё Сталину вспомнилось, как в страшном 41 году Хрущёв с Украины сообщил ему, что при отступлении отдал приказ войскам сжигать весь созревший в полях хлеб...
Сталину пришлось тогда направить ему телеграмму с прямым текстом:
"Поумерь пыл, мудак"
Он ведь обрёк бы на лютый голод всё население оккупированных территорий...
Но как же он, Сталин, проглядел этот последний заговор с Хрущём во главе...
Как он мог не увидеть очевидного???
А теперь всё дело его жизни рухнуло....
Нет в будущем ни СССР, ни социализма, ни промышленности, ни даже славянского населения...
Он ведь знал как всё будет и чего стоят все эти северокавказские народы...
В тяжёлом 1944г выделил специальную дивизию НКВД (когда на фронтах не хватало людей) и переселил их всех в Казахстан...
Потом ещё и Крым от крымских татар очистил...
Сделал Северный Кавказ и Крым мирными и цветущими краями, лучшими местами во всём СССР....
Понятно, что враг Хрущёв придя к власти вернул чечен и других назад, а потом какой то Горбачёв (видимо такая же мразь) вернул в Крым и татар, обеспечив постоянные проблемы в тех регионах и по всей стране....
Они, эти чиновные твари, всегда были трусливы и изворотливы...
Сталин снова  вспомнил 41й, октябрь....
Тогда немцы уже под Химками были, Москва готовилась к уличным боям.....
А эти твари поотправляли свои семейки в Среднюю Азию и за Урал и сами многие посваливали....
А тем, кому свалить не удалось, хотя и очень хотелось, но пока Сталин был в Москве, валить было страшно, не хотелось попасть под трибунал...
Спросить Сталина напрямую:
"Когда же ты, наконец, отсюда свалишь в Куйбышев???" им было страшно....
И они подошли к нему с хитреньким вопросом:
"Товарищ Сталин, когда прикажете отправлять на Восток полк охраны Кремля???"
Имея в виду, естественно, что с этим полком уедит и сам Сталин, а значит рванут и все они...
Он им ответил коротко тогда:
"Если надо будет, то я сам поведу этот полк в атаку..."
Больше охотников спрашивать об эвакуации не находилось...
И деньги они всегда любили очень...
Все- и гражданские чинуши, и генералы...
Он вспомнил о несметных сокровищах золота, которые находили при обысках у арестованных в 37г заговорщиках, об их миллионных тайных счетах в Швейцарии...
И после войны началось то же самое....
Самого лучшего своего Маршала- Жукова, Сталину пришлось выгнать за мародёрство...
Он себе в первые же месяцы оккупации Германии сколотил состояние, вывозил антиквариат, золото, автомобили целыми составами оттуда....
И всё окружение у него оказалось таким же гнилым....
Тогда Сталин пожалел любимого в армии и народе Жукова, не отдал под трибунал, просто отправил командующим военным округом подальше от Москвы...
А тот затаил обиду и примкнул к заговору Хрущёва, обеспечив тому поддержку армии....
Вот мразь...
И про евреев-олигархов Сталин был не удивлён услышать...
Во время войны еврейская диаспора СССР в своём подавляющем большинстве сумела избежать попадания на фронты, укрывшись в глубокой эвакуации и за разными бронями, как люди искусства, науки, культуры, как студенты и преподаватели лучших университетов и т.д...
Зато сразу после войны они вернулись в Москву и Ленинград, Киев и Минск, устроились на тёплые места в торговле, медицине, образовании, полезли в Госплан и Госснаб...
У них хватило наглости потребовать у Советского Правительства передать им в дар Крым, в качестве Еврейской автономной республики....
Но страшнее всего был развязанный ими против русских террор в медицине....
Неожиданно резко и необъяснимо подскочила смертность среди пациентов больниц, люди стали боятся обращаться за медицинской помощью к врачам...
В роддомах при родах дети гибли тысячами!!!!
Такого никогда не было, даже в самые тяжёлые годы войны!!!
В стране после войны была и так тяжелейшая демографическая ситуация и тут такой подлый удар в спину...
А среди врачей было процентов 90- евреи....
Так то они благодарили своих русских спасителей от нацистов, гниды....
Потом выяснилось, что они залечили, а по сути убили ближайшего друга и соратника Сталина- Жданова....
Начавшаясе "дело врачей" выявило новый страшный заговор сионистов против всего русского народа....
Сталин уже сделал все необходимые приготовления для переселения, по типу чечен в Казахстан, евреев в Биробиджанскую Еврейскую республику на границе с Китаем...
Они ведь ещё опаснее, чем чечены....
Крым они захотели....
Он действительно не пропускал ни одного слова моего рассказа, он также уже не сомневался, что всё, что слышит- это 100% правда...
У него и самого сотни раз по ночам возникали точно такие же кошмарные видения будущего страны, он видел его очень реально и делал всё, чтобы этого не допустить...
Но, как оказалось, мало делал, плохо работал, вся жизнь прошла зря....
Он не выдержал, достал свою трубку, а ведь совсем недавно бросил, думал, что навсегда, чувствовал, что здоровье уже не то, а надо успеть ещё так много сделать....
Но как тут не закурить....
Он никогда ничего не боялся, не трясся за свою жизнь....
Ни когда совершал дерзкие нападения на Тифлисский банк, забирая оттуда огромные суммы на дело Революции....
Ни позже, под Царициным, когда под натиском белых офицерских частей фронт красных трещал по швам и разваливался....
Ни в самые страшные годы войны в 41 и 42, когда весь мир считал, что катастрофа наизбежна...
И потом ни один мускул у него на лице на дрогнул, когда получил от Гитлера ультиматм об обмене пленного Паулюса на его сына капитана-артиллериста Якова Джугашвили...
Спокойно отрезал:
"Я солдата на фельдмаршала не меняю..."
Конечно, понимал, что больше не увидит Якова никогда....
Но сейчас, слушая меня, ему впервые в жизни стало страшно....
Он вдруг заглянул в бездну, в которую совсем скоро рухнет вся его страна, его народ...
По его, Сталина, вине...
Это ведь он мог и должен был всего этого не допустить, а проморгал....
Я закончил говорить....
В кабинете повисла какая то напряжённая тишина....
Сталин всё так же неподвижно сидел, так и незакуренная трубка лежала на его столе, он так и не набил её своим любимым табаком Герцеговина Флор...
Неужели он раздавлен моим рассказом???
Тут вдруг Сталин задал мне впервые вопрос:
"А Вы сами то что делаете в этом своём будущем, какие меры принимаете???"
Я ему ответил, что сам лично политикой пока не занимаюсь...
Только пишу в Интернете иногда под именем Олдфишер, народ, вроде, активно читает, многие делают правильные выводы....
Сталин неожиданно улыбнулся:
"Статьи пишете...
Ну что ж, это неплохо...
Жаль не принесли почитать...
Спасибо за интерсную беседу, товарищ Олдфишер...
Вы можете идти...
Поскрёбышев выпишет Вам пропуск...."
Я встаю и иду к выходу из кабинета....
По дороге слышу сзади звук поднимаемой трубки телефона и негромкий, абсолютно спокойный голос Сталина:
"Лаврентий, намедленно приезжай ко мне....
И возьми с собой Игнатьева..."
Я понимаю, что могу спокойно возвращаться в своё время в свою страну на 60 лет вперёд, из 1953 в 2013....
Теперь действительно в СВОЮ СТРАНУ, В ДРУГУЮ РОССИЮ..."

Почему Гитлер напал на СССР

Мы не раз уже обсуждали версию Суворова-Резуна о том, что нападение Гитлера на СССР носило характер вынужденного превентивного удара перед лицом сосредоточения Красной армии на границе и подготовки Сталиным первого удара, намеченного на лето 1941г....
Ну а вот мнение одного из ближайших соратников Гитлера генерала-фельдмаршала Кейтеля http://istmat.info/node/53807


"ПРОТОКОЛЬНАЯ ЗАПИСЬ ОПРОСА ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛА В.КЕЙТЕЛЯ[1]

[17 июня 1945 г.]

Курорт Мондорф, Люксембург

Кейтель Вильгельм, генерал-фельдмаршал, 62 лет,

начальник Генерального штаба вооруженных сил Германии.

Вопрос: С какого времени Вы занимали пост начальника Генштаба вооруженных сил Германии?

Ответ: Я являлся начальником Генштаба вооруженных сил Германии с 1935 года и, исполняя эти обязанности, руководил разработкой, организацией и проведением операций вооруженных сил страны — сухопутной армией, ВВС и ВМФ.

Вопрос: Являлись ли Вы членом национал-социалистической партии?

Ответ: Согласно существовавшему в немецкой армии правилу, военнослужащие не могут являться членами партии, и я не составлял исключение. Правда, в 1939 г., личным указом Гитлера я был награжден Золотым почетным значком НСДАП, однако, эта награждение не имеет отношения к членству в партии. В 1939 года в Германии не были еще восстановлены военные ордена, и поэтому Гитлер, желая наградить меня после захвата Чехословакии, вручил мне этот значок.

Вопрос: Были ли Вы согласны с политикой национал-социалистической партии?

Ответ: На этот вопрос мне ответить очень трудно. Я не могу сказать, что был согласен со всеми мероприятиями партии, однако, поддерживал ее мероприятия по укреплению и восстановлению вооруженных сил Германии. Я должен заявить, что теперь — по прошествии долгого времени, мне трудно восстановить в памяти все события, и поэтому я затрудняюсь ответить.

Вопрос: С какого времени Германия начала подготовку к войне против Советского Союза, и какое участие Вы принимали в этой подготовке?

Ответ: Вопрос о возможности войны с Советским Союзом впервые встал с некоторой определенностью к концу 1940 года. В период осень 1940 года — зима 1940—[19]41 года этот вопрос ставился только в плоскости возможности активных действий германских вооруженных сил на Востоке, с целью предупреждения нападения России на Германию[2]. В этот период никаких конкретных мероприятий Генштабом не предпринималось. В период зима 1941 года — весна 1941 года война на Востоке считалась почти неизбежной и Генштаб начал подготовительные мероприятия и разработку планов войны.

Я не могу сказать, какими политическими планами располагал Гитлер, но в отношении подготовки войны на Востоке я исключительно руководствовался оценкой с военной точки зрения. Генштаб располагал данными, что с ранней весны 1941 г. Советский Союз приступил к массовому сосредоточению своих сил в приграничных районах, что свидетельство о подготовке СССР, если не к открытию военных действий, то, по крайней мере, к оказанию открытого военного давления на внешнюю политику Германии.

Первоначально я относился к возможности начала войны на Востоке весьма скептически, о чем может свидетельствовать мой меморандум[3] на имя министра иностранных дел от сентября 1940 года, в котором я считал войну с Советским Союзом маловероятной. Однако в ходе развития событий зимы 1940—[19]41 годов это мнение подверглось значительным изменениям, в первую очередь под влиянием разведывательных данных о сосредоточении русских войск.

Для нас было очевидно, что аналогичная подготовка ведется Советским Союзом и по дипломатической линии. Я считаю, что решающим событием в этом отношении явился визит Молотова в Берлин[4] и его переговоры с руководителями германского правительства. После этих переговоров я был информирован, что Советский Союз поставил ряд абсолютно невыполнимых условий по отношению к Румынии, Финляндии и Прибалтике. С этого времени можно считать, что вопрос о войне с СССР был решен. Под этим следует понимать, что для Германии стала ясной угроза нападения Красной Армии.

Эта опасность стала особенно ясной после шагов СССР в Балканской политике. В частности — в отношениях Советского Союза с Югославией мы видели, что Сталин абсолютно недвусмысленно обещает Югославии военную поддержку[5] и рассчитывает использовать ее как удобный политический плацдарм для развертывания дипломатического воздействия, а в случае необходимости — и непосредственных военных действий. Прямым выводом напрашивалась необходимость нейтрализовать эти мероприятия Советского Союза, что и было сделано путем молниеносного удара по Югославии.

Я утверждаю, что все подготовительные мероприятия, проводившиеся нами до весны 1941 года, носили характер оборонительных приготовлений на случай возможного нападения Красной Армии. Таким образом, всю войну на Востоке в известной мере можно назвать превентивной. Конечно, при подготовке этих мероприятий мы решили избрать более эффективный способ, а именно — предупредить нападение Советской России и неожиданным ударом разгромить ее вооруженные силы.

К весне 1941 года у меня сложилось определенное мнение, что сильное сосредоточение русских войск и их последующее нападение на Германию может поставить нас в стратегическом и экономическом отношениях в исключительно критическое положение. Особо угрожаемыми являлись две, выдвинутые на Восток, фланговые базы — Восточная Пруссия и Верхняя Силезия. В первые же недели нападение со стороны России поставило бы Германию в крайне невыгодные условия. Наше нападение явилось непосредственным следствием этой угрозы.

В политическом смысле было ясно, что Сталин рассчитывает на затяжку войны на Западе, которая должна была максимально истощить Германию и обеспечить возможность для СССР захватить инициативу в мировой политике в свои руки.

В настоящее время мне, как человеку лично принимавшему участие в оценке обстановки и планировании мероприятий 1941 года, очень трудно полностью составить объективное мнение о правильности наших планов. Однако Генштаб в 1941 году, составляя военные планы, руководствовался именно теми основными положениями, на которые я указал выше.

Вопрос: Осветите общий оперативно-стратегический замысел немецкого Верховного командования в войне против Советского Союза?

Ответ: При разработке оперативно-стратегического плана войны на Востоке, я исходил из следующих предпосылок:

а)    исключительный размер территории России делает абсолютно невозможным ее полное завоевание,

б)    для достижения победы в войне против СССР, достаточно достигнуть важнейшего оперативно-стратегического рубежа, а именно — линии Ленинград—Москва—Сталинград—Кавказ, что исключает для России практическую возможность оказывать военное сопротивление, так как армия будет отрезана от своих важнейших баз, в первую очередь — от нефти,

в)    для разрешения этой задачи необходим быстрый разгром Красной Армии, который должен быть проведен в сроки, не допускающие возможность возникновения войны на два фронта.

Я должен подчеркнуть, что в наши расчеты не входило полное завоевание России. Мероприятия в отношении России после разгрома Красной Армии намечались только в форме создания военной администрации (т. н. рейхскомиссариатов), о том, что предполагалось сделать позже — мне неизвестно, возможно, что это планировалось по линии политического руководства. По крайней мере, я знаю, что при разработке планов войны на Западе, немецкое командование и политическое руководство никогда не задавались определенными политическим формами, которые должны были быть установлены в государствах после их оккупации.

Вопрос: Рассчитывало ли немецкое Верховное командование молниеносно разгромить Красную Армию, и в какие сроки?

Ответ: Безусловно, мы надеялись на успех. Ни один полководец не начнет войну, если неуверен, что ее выиграет, и плох тот солдат, который не верит в победу. Другое дело, что я не мог не сознавать значительные трудности, связанные с ведением войны на Восточном фронте. Мне было ясно, что только военное поражение Красной Армии может привести к выигрышу войны. Мне трудно указать точные сроки, в которые планировалось проведение кампании, однако, можно сказать, что приблизительно, мы рассчитывали закончить операции на Востоке до наступления зимы 1941 года. До этого времени немецкие вооруженные силы должны были уничтожить сухопутную армию Советского Союза (которую мы оценивали в двести—двести пятьдесят дивизий), его ВВС и ВМФ, выйдя на указанный стратегический рубеж."

Как видим, немецкий удар на самом деле был вынужденным упреждением агрессии СССР...

Победобесие

В очередной раз Русский Мир истерично трясёт...
Пришло очередное 9 мая...
День Победы...
Трясёт Русский Мир от гордости за ту победу...
Олдфишеру непонятны основания для гордости, тем более в столь истеричной с надрывом форме...
Напомним, что в СССР, который выиграл ту войну с Германией, никакой день победы вообще не отмечался до середины 60х годов...
А вот с начала 70х как его отмечели, Олдфишер прекрасно помнит лично...
Не было никакой истерики, никаких идиотских так называемых Георгиевских ленточек никто не носил, не таскал никто дидов на палках...
Если бы кто либо напялил колорадскую ленту в 70е или 80е, на него бы ветераны посмотрели тогда как на мудака, могли бы на хер послать и даже дать пизды...
Никак у живых тогда ветеранов их победа не ассоциировалась с этой лентой...
Если бы тогда перед их носом вывесили власовский флаг, который сейчас является госфлагом Русского Мира, ветераны вообще охуели бы...
А уж колонны всяких безсмертных полков на улицах, это что то из фильмов серии Ходячие Мертвецы...
Лично Олдфишер в те годы любил поговорить с ветеранами, много их тогда он встречал...
Из за разницы в возрасте Олдфишер с ними не пил, но то в Сандунах в предбаннике рядом оказывался, то в парке на скамейке, то ещё где пересечёшься...
Ветераны всегда охотно рассказывали молодому Олдфишеру про войну и вообще про жизнь...
Вот и получал Олдфишер информацию из первых рук тогда, а не только из книжек и фильмов...
Но это давно было в 80е годы, а в 90е ветеранов уже мало стало, до и не особо они Олдфишеру встречались в 90е...
Но зато когда наступили нулевые и особенно десятые годы, в Русском Мире власть организовала явление метко названное Победобесие...
Живых ветеранов почти не осталось, зато в преддверии 9 мая начались в официальных СМИ истерики на тему Можем Повторить, на улицах появились машины с надписями На Берлин! (часто это были немецкие машины!) и даже За немками!
Возникли непонятно откуда колорадские ленточки, названные не понятно на каком основании символом победы и конечно пошли колонны дидов на палках...
И всё это под власовскими флагами!!!
Полная шизофрения...
Но шизофрения Русского Мира перешла его границы...
Информация о безсмертных полках с колорадскими лентами, состоящих из иммигрантов из Русского Мира, приходит с улиц Американских и Канадских городов, из стран Европы, из Австралии, хер знает откуда...
Там шизофрения в кубе!!!
Русачки в своё время съебались из Русского Мира, чтобы никогда не вернуться самим туда и детей уж точно от Русского Мира избавить...
Но живя по десять, двадцать, тридцать и более лет вдалеке от Русского Мира, они вдруг развели этот самый Русский Мир в своей среде!!!
Как понять такой маразм???
Но самый главный вопрос победобесия- какое вообще отношение имеет Русский Мир к той войне и той победе???
Официально Русский Мир родился в другой истеричной пропагандистской компании, когда весной 2014г. было объявлено о Русской Весне, о теперь нашем Крыме и о создании ДНР и ЛНР...
Вот тогда то Путин и его ТВ впервые объявили о существовании этого Русского Мира...
Но в войне участвовал СССР, который КГБ руками Ельцина, Собчака, Горбачёва и всей их бригады, в которой был шестёркой тогда Путин, развалили в 1991г....
Чтобы закрепить этот развал, им в 1993г. пришлось даже осуществить вооружённый государственный переворот, там Путин тоже был вместе с Ельциным и Собчаком...
С развалом СССР и отказом от социализма пропало вообще всё, за что СССР тогда воевал...
Хороший был СССР или плохой, хороший или плохой был социализм- это вопрос десятый...
Но воевал тогда именно СССР за своё существование и за социализм!!!
Не было в той войне других задач...
При чём тут капиталистический Русский Мир, какое он имеет отношение к той войне и что за победу он празднует???
Ветераны не воевали за этот Русский Мир, не носили Георгиевских ленточек, власовский флаг в глаза не видели!!!
Они и предположить не могли, что воюют за яхты Фридмана и Абрамовича, дворцы Усманова и Алекперова, лимузины Авена и Ваксельберга, за толпы хачей и чурок на улицах Питера и Москвы...
Им дико было представить войну между РФ и Украиной, да и вообще весь этот Русский Мир им бы показался диким бредом...
За миллионы их правнучек, затевающих каждый сезон с обслугой в отелях Турции, Египта, Туниса и других знойных стран, они точно не воевали...
Не воевали они за вымирание русачков от экономического геноцида по миллиону в год!!!
За Квартирные Войны между своими внуками и правнуками они точно не воевали...
Все позитивные результаты их победы проёбаны давно и полностью...
Русский Мир- это 100% мерзость, которая как мародёр присвоила себе все права погибших ветеранов и разваленного СССР...
Русский Мир объявил себя победителем в войне 1941-1945г., при этом возник этот Русский Мир только в 2014г.!!!
Не служившие ни дня Путин, Медведев, Рагозин, Шойгу и другие белобилетники из правительства и госдуры учат с экранов ТВ как надо служить Русскому Миру и любить его...
Их страна не имеет вообще никакого отношения к той войне и той победе, та война факт совсем чужой истории, также как например война 1812г. против Наполеоновской Франции...
Сейчас в Русском Мире совсем иные задачи стоят перед русачками...
Чтобы Ашот с Магой не отпиздили как собаку, чтобы хату у родни отжать и чтобы своих жён и дочек по два-три раза в году в Турцию и Египет отправить...
Вот если удалось русачку эти задачи успешно выполнить, это и есть его самая главная победа, только её он и может праздновать...
Поэтому, русачки, хорош дурью маяться!!!
Отложите свои колорадские ленты и дидов на палках!!!
Лишние вы все в Русском Мире и нечего вам в нём праздновать...
Вас самих того гляди в Русском Мир заместят или вырежут...

Евгений Македонович Примаков

Чумовое интервью очень информированного человека http://m.allpravda.info/vyacheslav-matuzov-mikhail-gorbachev-peshka-vplane-porazvalu-sssr-79517.html?_utl_t=fb&fbclid=IwAR3kgqUgV5_CnvJ2WNVCQlw67wEtB_FNejp-Fxrlu1hcGJVsPsAMHAsLtA4
По сути в этом интервью полностью подтверждается всё, что Олдфишер ранее писал в своих сериях КГБ и Кто Вы, мистер Путин?
Но ещё добавляется масса деталей и имён...
Только факт, что до 1975г. отчество Примакова было Македонович уже сенсация...
И его роль в истории Русского Мира...


"Как троцкизм ликвидировал государство Ленина и Сталина? Что связывает Коминтерн, Международный отдел ЦК и КГБ? Причем здесь Питовранов, Андропов и Примаков? В интервью EADaily известный советский дипломат и арабист Вячеслав Матузов приоткрывает завесу главной тайны XX века.

— Какими вопросами Вы занимались в Международном отделе ЦК КПСС?

— Мой рабочий день начинался в 9 утра. Первые 2−3 часа я читал шифротелеграммы в специальной комнате. Мне выносили все, что касалось моей тематики из ГРУ, Генштаба, МИД и КГБ. В каждом посольстве ведомства имели своих шифровальщиков. Люди работали высокопрофессиональные.

Я с 1974 по 1988 год занимался Ливаном. В эти годы там шла гражданская война, и в ее эпицентре оказались те партии, с которыми КПСС сотрудничала. Например, Ливанская коммунистическая партия, Прогрессивно-социалистическая партия во главе с Камалем Джумблатом, а после 1977 года — во главе с его сыном Валидом Джумблатом. Плюс в зону моей ответственности входили отношения с палестинскими партиями. С Ясиром Арафатом и другими политиками, входящими в Организацию освобождения Палестины (ООП).

КПСС часто обвиняли в поддержке террористов, но это неправда. Мы жестко соблюдали грань между террористами и национально-патриотическими силами, которые боролись против империализма. Если малейшая палестинская организация была замечена в вооруженных акциях против гражданского (мирного) населения, она автоматически выводилась не только за рамки оказания помощи, а вообще за рамки контактов. Таких организаций было много.

Были и те, кто обещали СССР отказаться от террористических методов. В частности, мы приняли извинения и заверения руководства Народного фронта освобождения Палестины в лице Жоржа Хабаша, что они никогда не будут заниматься террористической деятельностью. После чего им были выделены стипендии на обучение в советских учебных заведениях. Помню, как у членов Политбюро брови взлетели наверх, когда среди студентов Университета дружбы народов оказалась Лейла Халед. Тогда было принято решение перевести ее в Киевский медицинский институт. Прошлые теракты, осуществленные Народным фронтом, влияли на климат отношений СССР с этой организацией. Однако их представитель Абу Али Мустафа был членом исполкома ООП, как и Махмуд Аббас от «Фатха». Мы относились к фронту как к составной части ООП, но внимательно следили, чтобы не было рецидивов терроризма.

Отношения с коммунистическими партиями осуществлялись через Комитет солидарности, влиятельнейшую по тем временам организацию. К сожалению, сейчас мы не видим такие общественные организации, которые бы служили боковыми структурами и дополняли дипломатические ведомства. Роль общественности в современной России сведена к непонятным встречам во Владимире и на Селигере. Это беда.

У нас в Международном отделе работа велась на серьезном уровне. Достаточно сказать, что таджикский писатель Мирзо Турсун-заде был руководителем Комитета солидарности. А реальную работу вел Александр Дзасохов. У Дзасохова были ответственные за разные направления: один за арабское, а другой — за африканское. При нем был и ответственный секретарь по общим вопросам. В разные времена там работали разные люди. Работа на земле осуществлялась через структурированный аппарат, в котором были представлены все ведомства. Это позволяло людям, которые находились на партийной верхушке, осматриваться и определять общее направление.

Ведь если отдать все представителям КГБ, ГРУ или людям с общим образованием, не имеющим к ним отношения, система бы не смогла работать эффективно. Нужна была выверенная политическая линия. Поэтому у нас был Сектор по работе с общественными организациями. Один человек в нем отвечал за Комитет солидарности, другой — за Комитет мира и т. д. Все было структурировано.

— А как финансировались компартии?

— На каждую братскую партию был свой бюджет. Деньги по сегодняшним расценкам небольшие — заработок одного олигарха за месяц. Допустим, ливанской компартии выделяли сначала по $ 200 тысяч в год, потом подняли до $ 300 тысяч. У нас в отделе был человек, который контролировал сейф с наличными. Приезжал к нему сотрудник КГБ с портфелем, забирал сумму, которую потом передавали через резидента, распределявшего деньги под расписку.

Когда мы приезжали в страну, нас с объятьями встречал посол. Но повседневно сотрудников Международного отдела ЦК опекали ребята из спецслужб.

— Получается, что участие ГРУ было минимальным?

— Участие ГРУ было чисто теоретическим. Военная разведка занималась аналитикой, например, палестинского движения сопротивления. А контакты с Арафатом шли через Комитет солидарности, где сидел полковник из КГБ (Первое главное управление) Лев Баусин. Он отвечал в Комитете солидарности за связи с ООП. У нас со всеми складывались дружеские отношения. Военные решали свои задачи. Были умные, талантливые ребята, сильные аналитики. Куда они потом все подевались? Возраст, наверное. Многие из них были старше меня…

С развалом СССР система ГРУ подверглось разгрому. Главное разведывательное управление превратили в управление Генштаба. Статус, ставки и роль ведомства понизили. Во времена Петра Ивашутина ГРУ было влиятельной структурой, имело право выхода на первое лицо со своей информацией и аналитикой. После ухода Ивашутина в 1987 году все пошло по наклонной.

— В ЦК КПСС действовала эффективная система принятия решений, именуемая некоторыми экспертами как партийная разведка. Когда и почему эта система начала давать сбои?

— На мой взгляд, партийной разведки как таковой не существовало, зато существовала разведка Коминтерна. Сталин прикрыл структуру Коминтерна 15 мая 1943 года. На его основе в 1947 году было образовано Коммунистическое информационное бюро, которое ликвидировали после XX съезда КПСС в 1956 году. После кадры Коминтерна перекочевали в Международный отдел ЦК КПСС. К примеру, коминтерновцем был заведующий Международным отделом Борис Пономарев. Работал у нас и Григорий Шумейко из Коминтерна. Методы Коминтерна сохранились и использовались на партийной основе.

Вот сегодня говорят, что руководителем партийной разведки якобы был Василий Кузнецов. Это нереально. Вы можете себе представить, чтобы Юрий Андропов кому бы то ни было позволил контролировать спецслужбы?

— Тем не менее Кузнецов был весомой фигурой…

Да, он был почетным человеком, кандидатом в члены Политбюро. Подменял иногда председателя Верховного совета, когда тот заболевал или уезжал в командировку. Креслохранитель. Функций у него никаких не было. Никогда Кузнецов не контактировал с братскими компартиями.

То есть не было партийной разведки, во всяком случае, ее не было в 1966 году, когда я, ещё будучи студентом, контактировал с Международным отделом ЦК. Однако аппарат ЦК очень тесно сотрудничал с Первым главным управлением (ПГУ) КГБ — это однозначный факт. Полная смычка с ПГУ.

Хотя после хрущевских времен существовал негласный закон, запрещавший КГБ следить за работниками ЦК и добывать любую информацию в аппарате ЦК. Более того, им было поручено оказывать ЦК всяческое содействие. У Леонида Брежнева было ощущение, что КГБ на каком-то этапе может воспользоваться властью, чтобы ликвидировать партийную верхушку.

Сама партийная система не распадалась никогда. Обратите внимание на того же Александра Дзасохова, который являлся ближайшим другом Евгения Примакова. Оставаясь ответственным секретарем, он сначала уехал послом в Дамаск, потом стал секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС, а накануне развала СССР — членом Политбюро. В результате смены руководства, которую проводил Михаил Горбачев, членами Политбюро становились люди, далекие от партийной работы. Примаков и Дзасохов никакого отношения к партии не имели.

Я Примакова знал с 1970 года. Тогда я приехал в Ливан, где он был корреспондентом газеты «Правда». Оказалось, что мой руководитель в Международном отделе талантливейший арабист Вадим Румянцев и Примаков вместе учились и были друзьями. Так меня подключили к этой компашке, в которой мы по вечерам пили чай (улыбается). Мне было 33 года. Мы хорошо друг друга знали.

Я считаю, что центральной фигурой, которая осуществляла переход от «перестройки» к перестрелке и нынешней ситуации, был Евгений Максимович. Полагаю, что Борис Ельцин и Горбачев были людьми второстепенного плана. Это была внешняя картина. А реальный механизм, который контролировал весь процесс — до перестройки, перестройку и после перестройки, когда формировались всякие австрийские институты, был завязан на Примакова и других наследников плана Андропова.

— Говоря об австрийских институтах, Вы имеете в виду центры, куда поехали учиться Анатолий Чубайс и вся команда будущих младореформаторов?

— Да. Эти же силы создали ленинградский центр, куда они в свое время перебросили генерал-майора Олега Калугина, который в ПГУ руководил отделом США и Канады, а также был начальником внешней контрразведки ПГУ.

Это было связано не столько с Примаковым, сколько с Андроповым. Когда я пришел в 1966 году в аппарат, Андропов еще заведовал отделом ЦК по работе с социалистическими странами. В 1967 году он стал председателем КГБ, не имея статуса члена ЦК и члена Политбюро. Так же как и Андрей Громыко.

Наш начальник Пономарев был выше по статусу, являлся кандидатом в члены Политбюро, секретарем ЦК и руководил всеми международными связями. Кандидат в члены Политбюро и член Политбюро — тоже разница большая: имеешь право слушать, но не имеешь право голосовать.

С назначением Андропова вскоре изменился и сам статус председателя КГБ, поскольку в постхрущевский период Брежнев был очень аккуратен и не позволял спецслужбам довлеть над партийным аппаратом. Глава КГБ теперь стал членом Политбюро. Повысился и статус Громыко. А статус Международного отдела упал. Хотя потом были некие рецидивы, долго продолжалась агония… До последнего дня Международный отдел пытался доказать МИД СССР, что он ближе к телу руководителя.

— Была сильная конкуренция?

— Очень сильная. Отношения между Пономаревым и Громыко были напряжены до предела… Кто первым выхватит информацию и первым напишет записку в Политбюро. Полагаю, что будучи членом Политбюро, Громыко располагал информацией из всех ведомств — из КГБ, ГРУ, Генштаба.

На стол члена Политбюро ложилось все, что передавалось через закрытые шифры. Кстати, не у каждого члена Политбюро был доступ для прочтения всей информации, которая предназначалась для 2−3 членов, а иногда и просто для одного.

— Вы работали при Брежневе, Андропове, Черненко и Горбачеве. С Брежневым понятно. А как менялось отношение остальных советских лидеров к руководящей роли партии?

— Динамика шла незаметно. Уже в настоящее время, обладая информацией, которая появляется в интернете и на телевидении, можно составить общую картину. Например, когда Александр Ципко, которого никто не воспринимал в ЦК как серьезного работника, сейчас говорит, что он находился под личной опекой Андропова и готовил для него закрытые документы, которые Андропов не оставлял в архивах КГБ.

КГБ был системой, которая не позволяла отклоняться от генеральной линии. Андропов, сам создавая эту систему, понимал, что если информация попадает в нее, то она автоматически становится достоянием многих сотрудников, которые могут быть недовольны той или иной политической позицией руководства.

Поэтому дальнейшие изменения («перестройка») осуществлялись не на базе КГБ, а с помощью КГБ, но за рамками КГБ. Откуда появился Примаков? Это не система КГБ. Он из боковых отростков, которые создал Андропов будучи уже председателем КГБ и членом Политбюро. Директор Института США и Канады Георгий Арбатов, директор ИМЭМО Николай Иноземцев, директор Института востоковедения Бободжан Гафуров (О принадлежности Гафурова к системе КГБ Вячеславу Матузову ничего не известно — прим. EADaily)

Это были параллельные структуры, которые дублировали КГБ. Внешне они работали в связке с партийным аппаратом. Но в реальности эти институты были настолько сильными, находясь под покровительством Андропова, что влияние на них руководящих отделов ЦК равнялось нулю.

Я тогда и не подозревал об этом. Мне довелось впасть в немилость к Примакову именно по незнанию. Когда Примаков возглавил в 1977 году Институт востоковедения, ему тут же дали статус члена ЦК, то есть неприкасаемость. Кстати, Иноземцев был очень талантливым человеком. Мы вдвоем летали на 40 дней со дня убийства Камаля Джумблата. Общались с ним 7 дней в Бейруте. Произвел сильное впечатление.

— Интеллектуал?

— Очень сильный. С колоссальным жизненным опытом, участник Великой Отечественной войны, был награждён четырьмя боевыми орденами. Сдержанный, ни одного лишнего слова и даже движения бровями. Это была вышколенная публика, что позволяло ей не засветиться.

Ципко говорит правду, когда вспоминает Андропова, который не позволял ему направлять в архив КГБ записки. Последний раз я встретил Ципко в Вашингтоне, когда в 1990 году работал советником посольства. Тогда ЦК уже рухнул, там никого не было. Всю шифропереписку запретили посылать в ЦК еще в конце 1988 года.

— Получается, что Горбачев просто добивал систему?

— Горбачев — это тряпка, пешка, вообще ничто. За распадом СССР стояли наследники Андропова. То есть были созданы условия перехода от той системы, в которой мы жили, к западному образцу.

— Зачем им понадобилось уничтожать страну?

— Расскажу вам в ответ небольшую историю из жизни. В октябре 1974 года, когда я был в Ливане, работал на должности первого секретаря посольства, у меня умерла мать. Я полетел в Новосибирск на похороны. На обратном пути я позвонил Вадиму Румянцеву, которого тогда сделали заместителем заведующего в ЦК. Он позвал к себе. В гостях у него были Примаков с супругой… А тогда Примаков был членом редколлегии газеты «Правда».

Что такое газета «Правда» в те годы? Если появлялась маленькая негативная заметка про чиновника, то его сразу снимали с должности. Вдруг я слышу от Примакова: «Социалистическая система себя изжила. Надо от нее отходить и начинать жить как на Западе».

И тут я вступаю в пререкания с Евгением Македоновичем. В те годы у него было такое отчество… Когда я в 1975 году приехал к Примакову, он сказал мне: «Слава, зови меня теперь Евгений Максимович».

— Он поменял отчество?

— Да, это уникальная вещь в его биографии. Личность Примакова законспирирована до предела и по сей день. Я считаю, что он являлся главной действующей фигурой, которая завершила план Андропова по переустройству Советского Союза. Говоря простым языком, Примаков был смотрящим за процессом — все эти годы.

Возвращаясь к нашему с Примаковым спору. Привожу ему примеры из истории СССР… Гражданская война заканчивается в 1922 году. Страна в разрухе. Через 7 лет начинается индустриализация и уже к 1939 году, накануне Второй мировой войны, СССР встречает ее, имея промышленность, сельское хозяйство, политическую волю руководства и самое главное — было население. Моя бабушка по матери вспоминала, как они жили до Великой Отечественной войны: полки были заполнены товарами, продукты питания стоили дешево, социально обустроенная жизнь, был расцвет экономики. Это были красочные воспоминания. И об этом сегодня никто не говорит: официально вся информация искажается и уничтожается, а люди, которые это видели своими глазами, постепенно уходят из жизни. В 1941 — 1945 гг. полстраны эвакуировали в Сибирь. Я это помню, сам тогда жил в Сибири. А в 1945 — 1955 годах уже происходило развитие ракетной промышленности. Тогда в ходе дискуссии Евгений Македонович посмотрел на меня зверем.

Заместитель заведующего Международным отделом Вадим Румянцев толкает меня ногой под столом: «Слава, пойдем покурим». Я выхожу с ним. «Ну-ка прекрати! Ты знаешь, с кем ты сцепился? Замолчи немедленно», — говорит мне Румянцев. То есть уже в 1974 году на уровне замзаведующего Международным отделом люди пасовали перед носителями той точки зрения, которую представлял корреспондент «Правды» Примаков… Даже перед Примаковым. А уж что говорить об этаже повыше. Потом стало ясно, что наш начальник Пономарев и Андропов находились в одной команде.

Механизм «перестройки» осуществлялся сторонниками Примакова вне КГБ, частично привлекая оттуда кадры, которые Андропов лично создавал. Ведь Андропов тоже пришел в КГБ и ЦК не с пустого места. И здесь интересно рассмотреть корни самого Андропова.

— Кстати, о корнях. Какие факторы способствовали карьерному взлету Андропова?

— Андропов же был первым секретарем ЦК Комсомола Карело-Финской ССР. За ним стоял Отто Куусинен. А с кем был связан Куусинен? С генерал-лейтенантом госбезопасности Евгением Питоврановым. Это «отец» всех андроповых, примаковых и других деятелей «перестройки».

— Какова была роль Питовранова?

— Нитка тянется от Коминтерна и Льва Троцкого. «Красной нитью» в данной истории проходит борьба Иосифа Сталина с троцкизмом в рядах силовых ведомств. На мой взгляд, это все создавалось на базе спецслужб.

— Хотите сказать, что троцкизм взял в 1991 году реванш у сталинизма?

— Реванш абсолютный. Причем с тем же идеями — против сталинизма.

— Что из себя представлял Коминтерн?

Это интересная тема. К ней питали особый интерес арабские компартии, особенно ливанская, у которой была развитая теоретическая база. У ливанцев оставались на тот период мощные ветераны Коминтерна. На Волынской даче Сталина мы каждый год проводили совещания арабских компартий, обсуждали планы. В 1968 году ливанцы рвались к архивам Коминтерна, юридически они имели такое право.

Меня тогда отправили в Институт марксизма-ленинизма, где находился суперсекретный архив. Туда даже не пускали по удостоверению работника ЦК. Однако пропуск был мне заказан. Я сел и полистал архив ливанской компартии, после чего доложил своему начальнику Румянцеву: «Вадим Петрович, если честно, я бы им ни одной бумажки бы не показывал» (смеется).

— Там совсем за гранью?

— Мат-перемат… Очень грубый был у них характер взаимоотношений. Например, на запросе в Коминтерн с просьбой разъяснить такой-то вопрос стоит виза известного руководителя ведомства: «Прощупать этого мудака!». И далее — в аналогичном ключе. Не знаю, где сейчас находится архив Коминтерна.

— Коминтерн был разведывательной организацией?

— Конечно. В 1925 — 1930-е годы создавались компартии арабских стран. Эпицентром коммунистического движения на Ближнем Востоке были компартии Палестины, Сирии, Ирака и Египта. На эту базу Коминтерн посылал своих эмиссаров, которые с кучей денег создавали там партийные структуры, занимались пропагандой. Причем самыми надежными сотрудниками Коминтерна были люди еврейского происхождения, которые не проникались сочувствием к местному населению и четко выполняли указания Центра.

Это к слову о том, почему Британия сделала ставку на создание «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ). Я много изучал материалов на эту тему, читал мемуары британских разведчиков. В результате активности Коминтерна Лондон почувствовал в 1930-е годы угрозу своему влиянию. Причем во всех арабских странах.

Люди, приезжавшие на Ближний Восток с принципами борьбы против колониализма, эксплуатации и угнетения народов, получали на местах мощнейшую поддержку. Французы были менее поворотливыми, а вот британцы сделали все необходимые выводы. Поэтому с 1929 по 1932 год они создали движение «Блокада безбожному коммунизму».

То есть британская разведка представляла борьбу с коммунизмом как битву с безбожием, рассчитывая перетянуть на свою сторону верующее население. Так на свет появились «Братья-мусульмане». Эта организация до сих пор корнями уходит в период 1930-х годов. Правда, система управления сегодня изменилась, но не намного: МИ-6 просто передала пульт управления ЦРУ.

— Что из себя представлял Михаил Горбачев?

— Горбачев — очень недалекий человек, двуличный. У него не было позиции, за исключением желания уничтожить социализм. Горбачев переоценивает значение своих взглядов, чтобы ему на Западе больше платили. Он выносил на Политбюро и принимал решение в зависимости от того, кто к нему первый подходил.

Приведу пример. В ноябре 1988 году я возвращаюсь из Алжира с Национального совета Палестины, когда драка между Арафатом и просирийскими группировками могла уничтожить ООП. Заместитель заведующего Международным отделом ЦК Карен Брутенц мне тогда дал устное указание: «Не вмешивайся, ничего не делай. Пусть они друг друга уничтожат. Нам будет проще выходить на дипломатические отношения с Израилем».

Было видно, что Брутенц излагал личную точку зрения, а не официальную позицию. Я взял на себя ответственность и проигнорировал это указание, поскольку в Алжире ко мне подошел Арафат в зале съездов и заявил: «Скажи своим марксистам, чтобы они прекратили меня уничтожать. Я вчера подписал соглашение о сотрудничестве с палестинцами, которые идут на поводу у Хафеза Асада. А сегодня ночью мне поступили звонки от короля Марокко Хасана II и президента Египта Хосни Мубарака, которые потребовали немедленно ликвидировать соглашение. Скажи им, что это не я ликвидировал, а арабские лидеры, против которых я не могу выступать».

Ответил я Арафату следующее: «Абу Аммар, Вы — мудрейший из мудрейших, всегда умели маневрировать. Если источником уничтожения Исполкома ООП будете Вы, то я гарантирую — Москва поддерживать Вас больше не будет». На что Арафат парировал: «Хорошо, я сделаю все возможное, но ты поговори со своими марксистами». Напомню, что Арафата выкинули из Ливана сирийцы руками пропалестинских организаций. И Арафат был обижен на нас, потому что СССР не защитил его от сирийцев.

После Арафата ко мне подходит его оппонент — лидер просирийского крыла Народного фронта освобождения Палестины Жорж Хабаш. «Арафат — предатель. Вчера мы подписали соглашение, а сегодня он его разорвал его», — отметил он. Я сказал Хабашу: «Только что я говорил с Арафатом. Он сказал, что это было не его решение. Вы — мудрый человек, не становитесь причиной уничтожения ООП».

Наши разговоры тогда фиксировали полностью. Очень быстро в Международном отделе узнали содержание бесед. Брутенц после моего приезда в Москву неделю не принимал меня — якобы был занял. Уже при встрече он сделал мне замечание: «Я же говорил тебе ничего не делать, а ты проигнорировал мое указание». Я ответил начальнику: «Зато ООП сохранилась, а могла распасться на тысячи террористических организаций».

Когда ответственный работник ЦК, коим я являлся, возвращался в Москву, он готовил информационную записку с изложением ситуации и предложениями. Далее записка шла в Политбюро. Это было чрезвычайно важно. Ведь президент США Джордж Буш несколько раз в день комментировал ситуацию у палестинцев: американцы внимательно следили за событиями. А у нас была тишина, как и сейчас…

После я узнал, что Брутенц за моей спиной внес записку в Политбюро (без моей подписи) — у нас был жесткий порядок, по которому без подписи ответственного за регион работника документ заворачивался Общим отделом ЦК (его в свое время возглавлял Константин Черненко) и не рассматривался на заседании Политбюро. Я подготовил бумагу с предложениями и передал ее Горбачеву, который сказал, что резолюция по данному вопросу уже принята, но предложения, изложенные в моей записке, будут реализованы прямым указанием…

Система уже была разрушена. В декабре 1988 года все информационные потоки на ЦК ликвидировали. Никакой информации по спецканалам. ГРУ и МИД прекратили направлять шифротелеграммы. Единственное, что оставалось: КГБ направляла нам обобщающие материалы и аналитику, не ежедневную информацию из посольств, как было раньше. Структура фактически уже отсутствовала. Тогда я ушел на работу в МИД экспертом в управление Ближнего Востока, а мой коллега Виталий Чуркин — экспертом в секретариат к Эдуарду Шеварднадзе.

— Каким Вы запомнили Чуркина?

Изумительный специалист. Гениальный человек, открытый. Блестяще знал язык. Его Добрынин привел в Международный отдел. Чуркин у него в вашингтонском посольстве 10 лет возглавлял пресс-службу.

— Сильным бы стал министром?

— Не то слово!"