Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

ДНЕВНИК МАРШАЛА ЕРЕМЕНКО. Продолжаем обсуждать 1943г.

В предыдущих частях мы обсуждали дневник Маршала Еременко за 1939-1943г., при чём 1943г. обсуждали в нескольких частях уже...
Вот такой он был насыщенный событиями...
Продолжаем 1943г...

Про встречу со Сталиным на фронте...
Это по поводу утверждений с Хрущёвских времён, что Сталин на фронты не выезжал...
Конечно выезжал...
Естественно, не часто выезжал, так ему туда часто и не за чем было ездить...


"5 августа. Начало нашего наступления в районе Курска, успешные действия на Западном, Брянском, Центральном и Воронежском фронтах создавали благоприятную обстановку для наступления на Калининском фронте.
В начале августа тов. Сталин принял решение выехать лично на Калининский фронт, чтобы глубоко и детально разобраться на месте и утвердить план операции.
4 августа в 2 часа ночи я, как обычно, подводил итоги этого боевого дня войск фронта. Раздался звонок по ВЧ. Я взял трубку:
— Здравствуйте, тов. Иванов (это мой псевдоним), — услышал я знакомый голос. Это был голос Верховного Главнокомандующего Сталина.
Я быстро ответил:
— Здравия желаю, тов. Семёнов (это был псевдоним тов. Сталина для телефонных разговоров по телефону «ВУ»).
Товарищ Сталин задал мне несколько вопросов о положении на фронте. В пределах возможности разговоров по телефону я ответил ему. Иосиф Виссарионович предупредил меня о своём выезде на Калининский фронт, назначил срок, указал место и время встречи. В 9 часов утра 5 августа в двух километрах от села Хорошево Калининской области меня встретил генерал и проводил в село, где уже находился тов. Сталин.
Во дворе меня встретил генерал для поручений.
— Вас приглашает Верховный Главнокомандующий, — чётко сказал он мне, уступая дорогу ко входной двери в домик.
До этого я имел не одну встречу с товарищем Сталиным, но когда я услышал, что меня ожидает Верховный Главнокомандующий, то я как-то невольно заволновался, хотя и знал, что к нему же еду.
Едва я перешагнул порог этой комнаты, как сразу же увидел тов. Сталина. Он ходил по комнате и что-то продумывал. Я остановился и твёрдо, чётко, по-военному приставив ногу, приложив руку к головному убору, отдал рапорт.
Тов. Сталин, до этого ходивший по комнате, остановился посередине и принял от меня рапорт. Затем поздоровался со мною.
— Здравствуйте, товарищ Еременко, — произнес он мою фамилию с ударением на первый слог и подал мне руку.
Я ответил:
— Здравия желаю, товарищ Сталин.
Он улыбнулся как-то просто и тепло, приветливо потряс мою руку; всё ещё не выпуская её из своей руки, Сталин пристально смотрел на меня и сказал:
— Вы, по-видимому, до сих пор обижаетесь на меня за то, что я не принял Вашего предложения на последнем этапе Сталинградской битвы, о том, кто же должен доколачивать Паулюса. Обижаться не следует, — пояснил он. — Мы знаем, знает весь наш народ, что в Сталинградской битве Вы командовали двумя фронтами и сыграли главную роль в разгроме фашистской группировки под Сталинградом, а кто доколачивал привязанного зайца — это уже особой роли не играет.
На эти по сути дела слова благодарности я ответил:
— Сталинград — теперь это уже история, а творец её наш народ, партия и лично Вы, тов. Сталин.
В этом месте Сталин вставил реплику:
— Всё на Сталина валят: Сталин, да Сталин. Это неправильно. Я, конечно, давал директивы, но Вы же непосредственно там командовали и руководили этой битвой. Победил, безусловно, народ во главе с великим русским народом, но им нужно было руководить.
После этого приятного для меня разговора Иосиф Виссарионович задал мне несколько вопросов:
— Как ведёт себя противник, какие есть новые данные о противнике, нет ли у него чего нового, как живут наши войска, как обстоит дело с их снабжением и, в частности, как обстоит дело с питанием?
На все эти вопросы, а также и многие другие, которые ставились передо мною Верховным Главнокомандующим, я докладывал и дал исчерпывающие ответы.
Тов. Сталин остался доволен моими ответами и произнёс:
— Ну, хорошо.
Потом после паузы сказал:
— Значит, дела выправились, так и нужно.
— Так точно, товарищ Сталин, — ответил я.
— Теперь перейдём к другим вопросам, — сказал он.
Я подумал, что Сталин имеет в виду разговор по плану Духовщинско-Смоленской операции, поэтому я достал из портфеля карту с планами этой операции и хотел докладывать, но товарищ Сталин остановил меня и перевёл разговор на другую тему — начал говорить о кадрах.
Сталин неоднократно говорил о генералах, которые были освобождены из мест заключения перед самой войной и хорошо воевали.
— А кто виноват? — робко задал я вопрос Сталину. — Что сделали эти люди, ни в чём не повинные, были посажены.
— Кто, кто? — повышенным тоном сказал Сталин. — Те, кто давал санкции на их арест, те, кто стоял тогда во главе армии, — и назвал при этом тов. Ворошилова, Будённого, Мехлиса. — Они во многом повинны за истребление кадров. Эти люди оказались неподготовленными и к войне. Они в своей подготовке остались на уровне Гражданской войны, поэтому везде провалились.
Но самая плохая характеристика Сталиным им дана за то, что они не защищали свои военные кадры. По-видимому, в этом есть большая доля правды. При обсуждении кадров я мало участвовал в разговоре, больше слушал да отвечал на вопросы.
Сталин задавал мне вопросы: как я знаю того или другого маршала? Как я знаю генералов, освобождённых из-под ареста?
Относительно знания маршалов я дал уклончивый ответ, сказал, что плохо их знаю, издали знаю. Партия создала им авторитет, и они почили на этих лаврах и, по-видимому, поэтому плохо показали себя в Великой Отечественной войне. Вот так говорит о них народ, я тоже придерживался такого мнения.
— Говорит народ правильно, — вставил реплику Сталин.
Что касается моего отзыва освобождённым генералам, я сказал:
— Тов. Горбатов А. В., Рокоссовский К. К., Юшкевич В. А., Хлебников Н. М. — все они во время войны, а некоторые и до войны были в моём подчинении, и я даю им самую высокую оценку. Это умные генералы, храбрые воины, преданные Родине и Вам, товарищ Сталин.
— Я согласен с Вами, товарищ Еременко, — вставил Сталин.
И каждый раз, когда он говорил о кадрах, пристально, испытующе посматривал на меня, видимо, для того, чтобы определить, какое впечатление производят на меня эти характеристики и оценки людей.
После разговоров о кадрах тов. Сталин перешёл на вопросы военного искусства. Он много говорил о контрнаступлении и других вопросах. Я не буду подробно останавливаться на этих вопросах, а скажу, что около часа мы говорили о военном искусстве; в другом месте я освещу этот вопрос.
После разговоров о кадрах и оперативном искусстве тов. Сталин внимательно посмотрел на карту и сказал мне:
— Ну, докладывайте, как вы спланировали Смоленскую операцию, — а потом, улыбнувшись себе в усы, с ехидцей добавил:
— Вы Смоленск сдавали, Вам его и брать.
Я ответил:
— Постараюсь.
Товарищ Сталин внимательно слушал мой доклад и в ходе изложения доклада задал мне ряд вопросов.
— Сколько у Вас орудий на километр фронта? — спросил он меня.
— Сто шестьдесят, товарищ Сталин.
— Мало, — сказал он. — Мало, надо не менее 200 орудий на километр фронта. Артиллерия должна сопровождать пехоту огнём от рубежа к рубежу, она должна прокладывать путь пехоте двойным валом, а для этого требуется до двухсот орудий на один километр.
— Особенно, — продолжал тов. Сталин, — не должна отставать от пехоты артиллерия сопровождения, она должна шагать вместе с пехотой нога в ногу. Нужно за счёт второстепенного направления заиметь артиллерийскую плотность.
При обсуждении третьего этапа операции тов. Сталин обратил моё внимание на то, что я имел недостаточно сил для развития успеха и тут же подошёл к столу, на котором стоял телефонный аппарат, поднял трубку и произнес:
— Дайте 212. — И сейчас же получил ответ. Слышимость была замечательной. Я стоял в стороне, но хорошо слышал, как тов. Штеменко ответил:
— Я слушаю, тов. Сталин.
— Товарищ Штеменко, прикажите, чтобы 3-й кавкорпус к 10 августа и одну общевойсковую армию к 20 августа перебросили в расположение тов. Еременко в район города Белый. Поняли?
— Так точно, понял, тов. Сталин, — ответил Штеменко.
Иосиф Виссарионович положил трубку и продолжал разбирать вопросы авиационного обеспечения. Он также нашёл, что у меня маловато бомбардировщиков и тут же приказал дать мне несколько вылетов полка Туполевских самолётов-бомбардировщиков Ту-2, которые до этого времени ещё нигде не применялись.
В конце доклада я попросил у тов. Сталина дополнительно один боекломплект тяжёлых снарядов. Тов. Сталин тут же по телефону отдал приказание тов. Яковлеву отгрузить мне снарядов в первую очередь. После этого Сталин утвердил операцию жестом скрещивания рук.
Доклад я делал стоя, стоял и тов. Сталин. В конце моего доклада тов. Сталин предложил мне сесть. Мне показалось нетактичным, если я буду сидеть, а тов. Сталин будет стоять, поэтому я не воспользовался его приглашением сесть и продолжал стоять. Иосиф Виссарионович повторил своё предложение сесть в более повелительном тоне, и я вынужден был, несколько смутившись, сесть. Наступила небольшая пауза. В это время открылась дверь горницы и вошёл генерал для поручений, который сообщил важную новость:
— Наши войска взяли города Орёл и Белгород, — не стараясь сдержать радости, доложил генерал.
— Очень хорошо, замечательно! — сказал тов. Сталин.
Генерал вышел, и мы вновь остались вдвоем с тов. Сталиным.
Как известно, в этот день, 5 августа, советские войска освободили
Орёл и Белгород. Это была крупная победа, которая открыла перед нами замечательные перспективы.
Тов. Сталин чаще зашагал по комнате, он, видно, что-то обдумывал, как бы сосредотачивался на особо важной мысли, которая привлекла его внимание. Я молча сидел у стола и складывал карту с графическим планом операции. Так прошло минуты три-четыре. Затем Иосиф Виссарионович, обращаясь ко мне, говорит:
— Как Вы думаете о таком мероприятии, как дать салют в честь тех войск, которые взяли сегодня Орёл и Белгород?
Этот вопрос для меня оказался неожиданным, и я замялся с ответом. Сталин понял, что мне не всё ясно, повторил вопрос. Теперь я уже понял его смысл и ответил, что эта идея о салютах и мероприятия по их проведению сыграют большую роль; найдена новая замечательная форма благодарности войскам.
После этого Сталин более энергично зашагал по комнате, потом снова остановился против меня и начал излагать свою мысль о значении салютов. Он сказал следующее:
— Войска, в честь которых будет дан салют, будут чувствовать большую теплоту и одобрение их действий, чувствовать благодарность народа, Родины. Салюты будут воодушевлять войска и звать к новым подвигам. Салюты будут извещать весь наш народ и мировую общественность о славных делах и подвигах воинов на фронте и вызывать радость в нашем народе за свою армию, за свою Родину и вдохновлять весь наш народ на трудовые подвиги.
Когда Сталин сделал паузу, я вставил такую реплику:
— Салюты, как я теперь понял, сыграют большую роль в деле окончательной победы над фашизмом.
Сталин ничего не ответил на это, только приятно улыбнулся и, видно, был страшно доволен своим решением о салютах, и подошёл к столу, где я сидел, взял трубку телефона и сказал:
— Молотова.
Сразу же последовал ответ:
— Молотов слушает.
Сталин:
— Вячеслав, ты слышал, что наши войска взяли Орёл и Белгород?
— Да, мне только что доложили из Генштаба.
— Так вот, я посоветовался с тов. Еремёнко и решил дать салют в честь войск, взявших Орёл и Белгород, поэтому прикажите приготовить в Москве салют из 100-120 пушек, но без меня не давайте, чтобы не испортили этого мероприятия. Мы сейчас пообедаем, и я к вечеру приеду в Москву.
— Всё понятно, — ответил Молотов.
Так, 5 августа. в 15 часов в домике села Хорошево родился салют, сыгравший большую роль в деле победы над врагом — чёрным фашизмом.
Действительно, как и распорядился Верховный Главнокомандующий, в 24 часа 5 августа 1943 года в городе Москве, столице нашей Родины, был дан первый салют доблестным войскам, освободившим Орёл и Белгород.
Наша встреча с тов. Сталиным продолжалась около трёх часов, но время пробежало очень быстро и, казалось, что мы беседовали всего несколько минут. На протяжении всей беседы в словах, выражениях и жестах тов. Сталина чувствовалась твёрдая уверенность и решительная настойчивость. Временами, это уже к концу беседы, когда товарищ Сталин несколько отвлекался от обсуждаемых вопросов, он много шутил. Затем речь зашла обо мне.
— Сколько Вам лет? — спросил Иосиф Виссарионович.
Я ответил.
— Да Вы ещё совсем молоды, — весело сказал он.
Встреча с тов. Сталиным была весьма полезной, она дала очень много для расширения кругозора командующего фронтом.
К концу третьего часа нашей беседы чувствовалось, что все вопросы, связанные с операцией, разработаны. После некоторого перерыва в разговоре товарищ Сталин произнёс:
— Ну что ж, будем кончать?
— Как прикажете, — ответил я.
— Генерал, генерал, — позвал он дважды.
Вошёл всё тот же генерал.
— Распорядитесь в отношении обеда.
— Здесь ничего нет, — ответил генерал, — всё в вагоне.
— Тогда подавайте машины, поедем в вагон.
Я попросил тов. Сталина сфотографироваться на Калининском фронте, но он по своей скромности или другим соображениям отказался.
— Я обещаю Вам, тов. Еремёнко, — произнёс Сталин, выходя из домика, — что я обязательно сфотографируюсь с Вами, но в другой раз.
Мы вышли из домика. Машины стояли не во дворе, а на улице против калитки. Тов. Сталину была подана машина «ГАЗ-61», наш советский вездеход. Я сел в свой «виллис» и уже из машины ещё раз взглянул на небольшой скромный домик, который с этого дня стал историческим, так как здесь побывал наш Верховный Главнокомандующий, здесь он принял важные решения.
Машины тронулись, впереди машина тов. Сталина, затем моя, а за мной машины охраны. Мы ехали вдоль улицы села Хорошево, расположенного буквой Т на небольшой возвышенности, нисходящей к Волге, которая выглядит здесь в верховьях очень небольшой речушкой.
Станция Мелихово, где находился поезд Верховного Главнокомандующего, находился от села Хорошево в полутора-двух километрах, и через несколько минут мы уже были на станции, вернее, на месте, где когда-то была станция, а теперь было пустое место и небольшая землянка с высоким накатом, заменяющая станционное здание.
Тов. Сталин пригласил к себе в вагон, который стоял тут же, неподалеку от станции. Вагон тов. Сталина был обычный служебный вагон с несколькими купе и небольшим салоном; просто, но со вкусом обставленный он, пожалуй, выглядел несколько строго.
Иосиф Виссарионович пригласил меня к столу. Обед прошёл в оживлённой беседе. Тов. Сталин, как всегда, держался очень просто, настроение у него, как и во время приёма, было приподнятое и бодрое.
После обеда Иосиф Виссарионович тепло распрощался со мной и подарил мне на прощание две бутылки вина «Цинандали».
Эта встреча со Сталиным осталась в моей памяти как яркое, незабываемое впечатление."
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Дневник Маршала Еременко. Продолжаем читать.

В предыдущих частях мы обсудили 1939-1943г...
Сейчас продолжение 1943 года...

Встреча со Сталиным и новое назначение...

"25 апреля. Москва.
Сегодня был на приёме у тов. Сталина. Принял он меня хорошо, но очень уж холодно, это была наша первая встреча после Сталинградской битвы и, конечно, если бы он не дулся на меня и был бы более человечным, то он не мог бы пройти мимо сталинградского вопроса. Я грешным делом считал, когда к нему шёл, что он расспросит меня о Сталинградской битве, которую я возглавлял много времени, поблагодарит меня лично, а может, и наградит. Нет, не тут-то было. Из этого я заключил, что под воздействием наговоров Жукова Сталин недоброжелательно был настроен ко мне.

Сталин спросил только про состояние моего здоровья. Я ответил, что хорошо подлечился. После этого он объявил, что я назначаюсь командующим Калининским фронтом."

Еременко внимательно следит за успехами коллег...

"
29 апреля. В 15 часов я подписал рапорт о принятии Калининского фронта от тов. Пуркаева.

Прочёл в газетах, что присвоено звание генералов армий тов. Рокоссовскому и Малиновскому, которым три месяца тому назад было присвоено звание генерал-полковников. Вот как они шагают."

На Калининском фронте было неважно с питанием...

"
7 мая. КП Калининского фронта.
Все дни с 1 по 7 мая ездил по армиям, изучал войска, командиров, оперативное положение войск и т. д.

Цель приезда: проверить и навести порядок в вопросах снабжения и обеспечения войск, так как были случаи (за что и сняли Пуркаева) больших перебоев в питании. Люди недоедали из-за плохой организации снабжения. В первом квартале 1943 года было 76 случаев смерти от истощения."

При этом генералы питались неплохо...

"
23 мая.
Калининский фронт.
В связи с этим хочу сказать о том, что я обнаружил в 43-й армии.
Командующий 43-й армией генерал-лейтенант тов. Голубев вместо заботы о войсках армии занимался обеспечением своей персоны. Он держал для личного довольствия одну, а иногда и две коровы для производства свежего молока и масла, три-пять овец для шашлыков, пару свиней для колбас и окороков и несколько кур. Всё это с расходами пополнялось и содержалось на определённом не снижаемом запасе. Всё это происходило у всех на виду, а фронт об этом не знал.
Не ел, а обжирался. Ведь подумать только — он весил 160 кг!
Нужно рассказать ещё об одном перле. При проверке 39-й армии обнаружено, что командарм 39-й тов. Зыгин страшно растранжиривал продовольствие. Просто диву даёшься, как некоторые теряют честь командирскую и совесть партийную. Тов. Зыгин перебрал одной водки 310 литров (по литру в день выпивать, и то хватит на год), а других продуктов, таких как колбасы, масло, сыр, сахар и т. д., он брал без счёта. Всё это делалось в условиях, когда и в стране трудновато с продовольствием, и в войсках не налажено питание.
На сон грядущий беседовал с тов. Хлебниковым Николаем Михайловичем. Он удивил меня. Оказалось, он плохо знает наше новое оружие, ещё хуже знает оружие врага, понятия не имеет о шестиствольных миномётах. Во время этой беседы Хлебников не раз покраснел.

Хлебников большой говорун и непревзойденный хвастун. Язык подвешен у него хорошо, он много врёт, но складно. Его нужно проверять на каждом шагу. Хлебников еврей, но здорово маскируется под русского."

Огромные потери и пропавшие без вести...

"20 мая. Через несколько дней после того, как я вступил в командование войсками Калининского фронта, получили донесение от командующего 39-й армии за подписью генерала Зыкова В. С., члена ВС тов. Бойко В. Р. и НШ тов. Ильиных П. Ф..

Выдержку из этого донесения я тогда же записал в свой дневник, записал этот документ потому, что редко встречаются в боевой практике такие возмутительные случаи. Они доносили, что на нолях боёв 39-й, 22-й и 41-й армий, что проходили зимой в районе города Белый и его окрестностях, собрано большое количество вооружения и разного военного имущества: танков наших 48 штук, немецких — 12; станковых пушек наших — 166, немецких — 5; ручных пулемётов наших — 432, немецких — 212; винтовок наших — 19 050, немецких — 3194; автоматов наших 891, немецких — 62. Большое количество мин, снарядов, патронов, противогазов и другого имущества и снаряжения. Собранные машины, поддающиеся ремонту, ремонтируются, уже 203 машины отремонтированы и переданы войскам.

Меня поражает колоссальная цифра наших потерь. Только похоронными командами 39-й армии произведено захоронение 20 428 человек, которые обнаружены не захороненными: на полях боёв 39-й армии — 7332 трупа; на полях боёв 22-й армии — 4015 трупов; на полях боев 4-й армии — 10 681 труп. Эти страшные цифры показывают, какое побоище учинили в районе города Белый зимой 1943 года, и теперь, когда снег сошёл, видны все эти «прелести». Пришлось повозиться порядком, чтобы собрать трупы героев и предать их земле. Вот здесь-то и лежат многие безымянные герои, которые по невежеству многих командиров значатся без вести пропавшими. Это возмутительно, но факт."

Еременко зачищает тылы...

"
27 мая. Калининский фронт.

Во время проведения проверки мы обнаружили, что масса людей под разными предлогами и причинами осела в тылах, тыловых учреждениях и госпиталях. По этому вопросу и по вопросу питания проводил вчера совещание. К этому моменту как раз и подоспело постановление ГОКО, вынесенное на основании материалов проверки фронта комиссией во главе с тов. Щербаковым. В постановлении резко осуждались действия и плохая работа тов. Пуркаева; начальник тыла фронта тов. Смокачёв снят с должности и отдан под суд; начальники тылов 39-й и 43-й армий сняты с должностей и понижены в званиях; тов. Пуркаеву и члену ВС тов. Леонову объявлен выговор. Постановление очень хорошее, иначе и нельзя, нельзя мириться с руководителями, которые не проявляют заботы о человеке. Таким командармам грош цена.
На совещании я резко поставил вопрос о немедленном очищении тылов: ни одного сверхштатного человека не должно там оставаться."

Прогнозы Еременко полны оптимизма...

"4 июля. Калининский фронт.

Время летит своим чередом, ему нет дела до событий, которые протекают в мире. Все ожидали, что летом развернутся большие события, что немцы перейдут в наступление. Весна прошла, лето в разгаре, а событий нет и нет.

Я держался и сейчас держусь другого мнения о возможности немецкого наступления. Я говорил об этом и НШ тов. Курасову, и другим генералам, что немцы уже проиграли войну. Сталинград был поворотным пунктом, и сейчас фашисты спускаются на тормозах, если где они и затевают короткое наступление, так это для того, чтобы поднять свой пошатнувшийся престиж и показать, что они ещё сильные и всё они будут делать для того, чтобы свести войну к ничейному результату.

А большого наступления они не в силах организовать. Организовать такое наступление — значит идти ва-банк, идти на последнюю авантюру. Правильный вывод из этого таков: фашистская стратегия зашла в тупик и выход из него один — поражение и безоговорочная капитуляция.

Поражение фашистов неизбежно, но стратегическая оборона (эластичная оборона), которую принял Гитлер на 1943 год, может оттянуть на некоторое время гибель фашизма. Это самое большее, на что способна оборона и все драконовские меры, которые принимает сейчас фашистское командование."

Споры по истории войны оказывается развернулись вовсю уже в 1943г...
Оценка Еременко противника...

"
5 июля. Калининский фронт.

Вчера или позавчера получил сборник материалов по изучению опыта войны № 6. В этом сборнике есть короткое описание Сталинградской битвы под редакцией начальника исторического отдела Генштаба тов. Вечного.
В этом описании очень много неправды, написано тенденциозно, в угоду некоторым начальникам, а не в разрезе историческом. Беда в том, что Генштаб занимается такими, я бы сказал, тёмными делами.

Вчера произошёл исключительный случай. Наша одна рота 234-й сд внезапно, без выстрелов атаковала село Никольское, которое оборонял противник двумя ротами. Результаты: убито солдат противника 99, захвачено в плен 9 человек, остальные удрали — бежали с позором. Качество немецкого солдата резко упало, его моральный дух подорван. Надвигается катастрофа."

Наступательные планы Еременко...

"
15 июля.
Численность войск фронта на 15 июля 1943 года: [таблица]
Состав фронта небольшой.
15 июля послал тов. Сталину свои предложения о проведении наступательной операции войсками Калининского фронта. Просил разрешить три последовательных операции:
Духовщино-Смоленскую, Вележскую и Невельскую. Доклад сделал с подробным расчётом сил и средств, с расчётом по этапам операции. В принципе, тов. Сталин одобрил наше предложение, и мы начали готовить операции.
План Смоленской операции был утвержден тов. Сталиным 5 августа 1943 года в селе Хорошево во время приезда тов. Сталина на КФ.
Задачи операции.
Ближайшая: во взаимодействии с правым крылом Западного фронта окружить и уничтожить Ярцево-Духовщинскую группировку противника; дальнейшая: захват Смоленска.
Характеристика обороны противника, указать: глубокоэшелони— рованность обороны, труднодоступность местности.

Упорство немцев в обороне, хотя теперь пошёл другой немец, чем был в начале войны. Выступил на арену немец тотальной мобилизации. Немцы боятся нашего наступления. Несколько дней подряд в четыре часа утра поднимают людей по тревоге в ожидании нашего наступления. Видно, здорово подорваны его моральные силы."

Штрафники и Сталин в форме Маршала...

"
19 июля. С 11 по 14 июля находился в 4-й ударной армии, проверял боевую подготовку штрафных рот и батальонов. Что это за штрафные части и как они попали к нам на Калининский фронт?
Как-то звонит мне заместитель начальника Генерального штаба тов. Антонов и говорит мне:
— По решению ГОКО мы формируем штрафные роты из людей, находящихся в заключении, которые осуждены на длительные сроки. Не желаете ли Вы принять таких 15-20 рот?
— Прошу дать мне часок подумать, — сказал я.
— Хорошо, — ответил он и добавил, что положение такое: если штрафники будут хорошо воевать, то судимость будет снята с них, а кто отличится в боях, будет представлен к награде наравне со всеми воинами.
Я подумал, что это такой народ, что ему море по колено, они могут перебежать на сторону противника, но они могут и хорошо воевать, им терять нечего, а в случае успеха с него снимут судимость, он может получить награды и вернуться домой героем. Я решил взять их. Мне прислали 20 рот, я послал их в две армии и дал программу боевой подготовки на 20 дней. По истечении этого срока я и приехал проверить и побеседовать об их правах и обязанностях. Подготовка оказалась слабой, плохо стреляли. Я продлил учёбу ещё на одну неделю.
16-18 июля. был в Москве, два раза был на приёме у Сталина: 16 июля в 23.00 и 18 июля в 2.00. Присутствовали: Молотов, Маленков, Берия и от Генштаба — Антонов. Обсуждался вопрос о наступлении Калининского фронта левым крылом на Смоленск, увязывая свои действия с Западным фронтом.
Настроение у Сталина было очень хорошее, принял меня он очень ласково. Был он в форме Маршала Советского Союза. Первый раз я видел его в военной форме.

19.7 утром я вылетел из Москвы и к своему прилёту вызвал на КП фронта командиров и провёл с ними совещание о предстоящей операции. С 3-й и 4-й ударных армий я брал по одному стрелковому корпусу и передавал их в 39-ю армию, но предупредил командармов, что о намеченной операции знают только они, больше никто не должен быть посвящен в эту тайну."

Боеспособность Эстонского корпуса...

"
28 июля. Проверял сосредоточение войск на участках 39-й армии. Сосредоточение задерживается против графика на два-три дня из-за дождей, которые шли до 26 июля, вода в реках поднялась до двух метров, много снесено мостов.
Для дезориентировки противника мы пустили 8-й Эстонский стрелковый корпус в направлении Великие Луки. Это особо привлекло противника, враг набросился на это направление, усилив свою разведку.

Этот корпус как раз пригоден для таких дел, чтобы издали показывать его врагу; а в бой, в серьёзный бой его пускать нельзя, он малобоеспособен (он для боя хорош только тогда, когда противник будет отступать — бежать)."

Мы продолжим обсуждать дневники Еременко за 1943г. в следующий раз...

Продолжение дневника Маршала Еременко

Интерес к публикациям дневников в ЖЖ Олдфишера огромен...
Продолжаем читать избранные места из дневника Маршала Еременко...
Мы уже обсудили 1939-1942гг...
Теперь 1943г...


"18 января. 31 декабря я получил внезапный для себя и очень большой удар со стороны Ставки Верховного Главнокомандования.

Вот уже 18 января 1943 года, а я никак не могу прийти в себя. Никогда раньше я не переживал таких потрясений, несмотря на то что бывал в тяжёлых переплётах войны.

Я сейчас совершенно больной человек; меня мучают раны, которые не только не зажили, а, наоборот, ещё больше обострились и разболелись.

Эти страшные пять месяцев Сталинградской битвы совершенно подорвали моё здоровье, а тут ещё Сталин, затаив обиду на меня из-за Хрущёва[166], проводит линию, или политику, «разделяй и властвуй», принимает решения, которые наносят ущерб нашему государству, но это делается так, что не все поймут. А на самом деле это делается в угоду своему тщеславию и чтобы нанести травму мне, Хрущёву и штабу фронта.

Я переживал и за себя, и за штаб фронта, и за весь Сталинградский фронт, который должен был закончить Сталинградскую битву, забрать трофеи и пленных. Это его право, он выиграл эту битву, а Сталин нарочно ликвидировал этот фронт.

В этом вопросе Ставка допустила две крупных ошибки.

Первая заключается в том, что несмотря на то, что Сталинградский фронт сыграл главную роль в победе наших войск в Сталинградской битве, а именно: остановил наступление врага, отбил 700 атак врага на Сталинград, нанёс колоссальные потери врагу, подготовил все условия для контрнаступления, выбрал направления для удара и их оборудовал, принял самое активное участие в окружении группировки врага под Сталинградом, разрушил «воздушный мост», при помощи которого враг пытался снабжать окружённые войска по воздуху и, наконец, разгромил группу Гота — Манштейна, которая пыталась освободить окружённых, — всё это сделали войска Сталинградского фронта, и вот теперь, когда всё сделано, все задачи по разгрому решены, только осталось забирать трофеи и пленных, Сталинградский фронт ликвидируется. Это политическая ошибка.

Вторая, ещё большая ошибка, вытекающая из первой, — это ошибка большого стратегического порядка. После того, как была разгромлена группа Манштейна, нужно было, что я и предлагал, Сталинградский фронт оставить забирать пленных, причём не атаковать окружённых, а «задушить» их блокадой. Они не продержались бы больше одного месяца; а Донской фронт направить по правому берегу реки Дон на Шахты и Ростов. В итоге получился бы удар трёх фронтов: Воронежского, Юго-Западного и Донского. Этот удар трёх фронтов был бы исключительно сильным. Он закрыл бы как в ловушке всю группировку противника, действующую на Северном Кавказе.

Вместо этого наиболее правильного решения был принят план другой, невыгодный для страны, но выгодный для Сталина. Он переименовал Сталинградский фронт в Южный и дал путёвку на Ростов.

Ошибочность его решения заключалась также и в том, что тылы Южного фронта были очень далеко за рекой Волгой| и никаких путей подвоза не было, не было железной дороги. Кроме этого, река Волга к этому времени ещё не стала (шло «сало»). Я это мотивировал товарищу Сталину, но он был неумолим.

Решение о наступлении Южного фронта на Ростов ещё порочно и в том, что оно было фронтальным, мы выталкивали противника.

Правда, Сталин при нашем с ним разговоре сказал:

— Что Вы волнуетесь, Вы в Сталинградской битве сыграли главную роль, мы это знаем, теперь может любой добивать привязанного зайца. Мы на Вас возлагаем более важную задачу: ударом на Ростов отразить, отрезать кавказскую группировку противника.

Я сомневался в искренности этого заявления."

Тут Еременко поствавил очень острые вопросы и вступил в жёсткое несогласие со Сталиным, которого до этого в дневнике буквально боготворил...

А вот в следующем отрывке прав был видимо в оценке Хрущёва Сталин, а не Еременко...
И исключительно жёсткая оценка Еременко Жукова...


"
19 января. В чём основная причина того, что тов. Сталин стал относиться ко мне по-другому — хуже, чем раньше? В корне этого изменения лежат две причины.

Первая: в октябре 1942 года по ВЧ звонит мне тов. Сталин и спрашивает, где Хрущёв. Я ответил ему, что он уехал в Астрахань в 28-ю армию. Сталин, слышно было по голосу, был чем-то возбужден и резким голосом сказал:

— Гоните это г.., чего вы держите его у себя?

Я не сразу ответил на эту грубость.

Он ещё раз повторил в таком же стиле, но в более грубой форме.

Я ответил:

— Товарищ Сталин! Так это же не моя категория, он ведь член Политбюро ЦК.

Сталин на этот мой ответ ещё более резко сказал:

— Не Ваша, не Ваша категория, да вы ещё не знаете этого подлеца, это такой пройдоха, что пробы негде ставить. Гоните его от себя, — сказал он своё последнее слово и повесил трубку.

Я остался в недоумении, как будто кто-то ударил меня по голове.

Я понял со слов Сталина, что мне необходимо донести шифровкой о снятии Хрущёва с должности члена ВС. Для меня это было ясно, но ясно было и другое: я должен дать какую-то мотивировку о снятии Хрущёва с должности. Вот тут-то моя совесть заговорила вовсю. Клеветать я не могу, я сроду ни на кого не клеветал и не доносил и теперь не буду. Коммунисту не положено клеветать, он должен быть порядочным, честным и правдивым человеком.

Так я и не донёс Сталину на Хрущёва, хотя имел прямые указания от Сталина на это. Хрущёв так и не знает того разговора до сегодняшнего дня. По сути дела, я спас Хрущёва, а сам попал в немилость Сталина.

Вторая причина натянутости Сталина ко мне была более мелкого порядка, чем первая, но всё же играла определенную роль, — подливала масла в огонь.

Жуков Г. К., ставший заместителем Главкома, играл отрицательную роль в отношениях Сталина ко мне.

Жуков относился ко мне очень плохо, просто не по-человечески, мне доставалось больше всех, он не мог мне простить, что я нет-нет да скажу о его недостатках в ЦК или Верховному Главнокомандующему. Как коммунист и как командующий войсками, отвечающий за порученный мне участок работы, я обязан это делать. И мне от Жукова за это попадало.

Я с тов. Жуковым учился, работал, знал его как облупленного. Это человек страшный и недалёкий. Высшей марки карьерист. Ради своей славы, к которой он шел по трупам людей, он, гнида, втопчет в грязь всё «святое» и оскорбит и честь, и совесть человека. У него нет ничего правдивого.

Если представится возможность, я напишу о нем побольше."

А вот уже Хрущёёв проявляет свою гниль...

"
29 января. Четырёхъярский.

Звонок Хрущёва из Москвы. Поздравил меня с наградой, орденом Суворова I степени.
Меня наградили, как и других командующих фронтов и армий, даже тов. Малиновского со мной сравняли, который очень мало сделал для Сталинградской битвы.
Награждение было за контрнаступление и разгром немцев под Сталинградом, а за четырёхмесячную оборону ничего не дали и даже на протяжении всей обороны доброго слова не сказали о тех, кто вёл оборону.
За Сталинградскую битву награждено 20 000 человек. В этом большая доля моей работы, я нёс главную ответственность за оборону Сталинграда, но остался не только не отмечен за это, а даже попал под насмешку Жукова и его холуев.
Я спросил Хрущёва, как дело обстоит с моим рапортом. Он ответил, что нет ещё решения. Я страшно был удивлён этому ответу. Два часа тому назад звонил Жуков и сказал, что решение состоялось. На заседании ГОКО присутствовал и Хрущёв. Я никогда не мог допустить и мысли, что Хрущёв такой лицемер. Чужая душа — это тёмный лес."

Конец Сталинградской битвы...
Еременко недоволен наградой...


"
1 февраля. Мартыновна.

Нельзя отдавать победу в руки тех, кто её не заслужил, ибо это в корне убивает моральные и физические силы у тех людей, которые подготовили победу, людей, приложивших титанические усилия, чтобы добиться этой победы. Мой ум отказывается мне служить при анализе того, что произошло. Как же можно губить человека, который так горячо предан своей Родине, своей партии и правительству, кто собственной кровью не раз омывал победу. Я уже десяток раз плакал горькими слезами, но так, чтобы никто, даже адъютанты, не видели.

Это, конечно, Жукова работа, он подбил Сталина на такое решение. Я и в наградах обойден «благодаря» Жукову.

За Сталинградскую битву все командующие фронтами, кроме меня, получили не только орден Суворова I степени, но и звания генерал-полковников. Командующий Сталинградского фронта, который больше всего сделал, не получил повышения по званию. Да и за оборону ничего не дали.

Из всего этого я сделал следующий вывод: в наградах первостепенное значение имеют не заслуги, а взаимоотношения с начальством, а заслуги — это уже потом.

Страшная беда в том, что ещё и в наш век решаются так вопросы."

Жёсткий разбор Сталинградской битвы и роли Жукова...

"
28 февраля. Я почувствовал себя значительно лучше и приступил к описанию Сталинградской битвы. Два раза в день, вечером и утром, я принимал радоновые ванны, а остальное время затрачивал на свои произведения.

Когда я записывал свои воспоминания, то у меня возник такой вопрос: если бы тов. Жуков утвердил время моей атаки, которое я предлагал, то утверждаю, что не только не задержал бы нас противник на реке Червлённая, а наоборот, Сталинградская группировка врага была бы разбита ещё в ноябре месяце. Один день, который недооценил Жуков, съел у нас два месяца и принёс нам много жертв.

Первоначально по общему плану контрнаступления Юго-Западный и Сталинградский фронты должны были наступать одновременно. Я был категорически против одновременного начала наступления и доказывал, что мы должны обмануть противника и поставить его в исключительно невыгодные условия; заставить врага измотать свои танковые дивизии и мехвойска и к тому же без всякой пользы. У нас есть к этому полная возможность. Это моё утверждение основано на реальном расчёте и здравом смысле, на анализе тех событий, которые произойдут в действиях противника. С началом нашего наступления факты и события полностью подтвердили мои доводы. Я не считаю себя сейчас умнее, чем тогда, когда настаивал и добивался утверждения моего предложения.

Обстановка к началу действий наших фронтов складывалась так: противник имел основную группировку в районе Сталинграда, здесь же были и его ударные силы из танковых и моторизованных дивизий, они держались за центром Сталинградской группировки в районе: Ворошилово, Пещанка, Бессаргино, Алексеевка, Питомник и Опытная станция.

Я считал, что, как только мы начнем действовать одновременно, противник должен будет, хотел он этого или нет, наносить контрудар на юг по 4-му и 13-му мехкорпусам, он будет бить ближнего и подвижного противника, который создаст непосредственную угрозу его Сталинградской группировке, грозя разрушением его жизненно важных тылов. Ясно, только сюда противник направцт удар по наступающим 4-му и 13-му мехкорпусам. Это может привести к срыву нашего наступления и тогда никакого окружения не состоится. Тем более, что подкрепить наши мехкорпуса нам было нечем. Я доказывал, что при одновременном начале наступления окружения может не состояться даже при условии, если войска Юго-Западного фронта получат более резкое продвижение.

Когда я докладывал свои расчёты и соображения тов. Жукову, я оперировал следующими соображениями и данными: если Юго— 3ападный фронт начнёт наступление на два дня раньше, чем Сталинградский фронт, то для противника получится весьма сложная обстановка, которая может привести к его катастрофе. На это моё утверждение Жуков ответил:

— Обождите с катастрофой, хотя бы отогнать противника от Сталинграда километров на 60-70 — и то будет хорошо.

— Нет, я с этим не согласен, у меня другое мнение. Я считаю, что мы положим своим наступлением начало разгрома фашистов. Я настаиваю и прошу утвердить срок атаки с разрывом в два дня. Если войска Юго-Западного фронта прорвут фронт, в чём я уверен, и начнут развивать свой успех в направлении Калач, генералу Паулюсу ничего не останется делать, как только снимать из-под Сталинграда свои ударные дивизии и бросать их, чтобы спасать положение; и это он сделает обязательно, ибо нет другого выхода, а тем более он сделает это ещё и потому, что в это время на юге будет спокойно, а о нашей подготовке он пока не знает, да даже если кое-что и знает, то обстановка потребует посылки на север его войск. Таким образом, если Юго-3ападный фронт начнёт свою атаку 19 ноября, то Паулюс, разобравшись к вечеру с обстановкой, ночью с 19 на 20 ноября начнёт перебрасывать на север за реку Дон свои подвижные соединения. Но для того, чтобы покрыть расстояние в 150-160 км на узком месте переправ через реку Дон в районе Вертячий, потребуется не менее двух суток. По этим соображениям и нужно начало атаки Сталинградского фронта отнести на двое суток позже и далее я добавил, что нечего бояться того, чего опасается тов. Жуков, а именно, что противник нанесёт удар по Ватутину. Противник к исходу 21.11 будет заканчивать сосредоточения для контрудара, но в этот же день почувствует наш удар на юге. Паулюс станет перед дилеммой, что делать? — или контратаковать с утра 22.11. Ватутина, тогда ввяжется в бой на несколько дней, что приведёт к катастрофе на юге, или отменить свой приказ об ударе на север и возвратить дивизии обратно, которые передовыми частями уже ввяжутся в бой. А с другой стороны наши мехкорпуса будут подходить с юга и наносить удар в самое живое место по штабам, тылам всей Сталинградской группировки. Вот почему Паулюс откажется от контрудара на севере, он будет быстро перебрасывать войска обратно, но они и на юг теперь опоздают.

В результате получится, что в самый ответственный период танковые и механизированные войска противника помыкаются то в одну, то в другую сторону, в боях участия не примут, сожгут горючее и измотаются. Вот что получится, если мы начнём атаку на два дня позже.

На сей раз Жуков слушал меня с большим вниманием и в конце моего доклада ответил:

— Хорошо, согласен на одни сутки, так и буду докладывать Сталину на утверждение.

— Я прошу доложить на двое суток.

— Нет, нет, — сердито сказал он. — Одни сутки, больше не дадим.

— Ясно, — ответил я, а сам подумал, что не для себя я прошу эти дни, а для общего дела, для нашей страны и для славы Верховного Главнокомандующего и его заместителя, которым припишут наши успехи или, вернее, они сами припишут их себе. На этом и кончился вопрос о сроке начала атаки. Я весь кипел внутри и возмущался тем, как можно не понимать такого ясного вопроса.

Жуков трусил, он боялся, как бы не застопорилось наступление ЮЗФ. А он в какой-то мере вместе с Ватутиным готовили это наступление. Войска Сталинградского фронта готовил я, и вдруг они более успешно будут действовать, тогда он ....

Здесь следует сказать, что Жуковское оперативное искусство — это превосходство в силах в 5-6 раз, иначе он не будет браться задело. Он не умением воевал, а количеством, и на крови строил свою карьеру. Он боялся даже в таких условиях, когда Ватутин сосредоточил на узком фронте танковую армию тов. Романенко, два совершенно свежих отдельных танковых корпуса, 3-ю ударную общевойсковую армию тов. Кузнецова, 24-ю общевойсковую армию, несколько отдельных танковых бригад пехоты, кавалерийский корпус и много других частей усиления. И вот с этой силищей он трусил, хотел, чтобы войска Сталинградского фронта оттянули бы на себя силы противника. Вот где Жуков показал свою шкуру.

Сталинградский фронт прорывал оборону противника на двух направлениях силами пяти дивизий при плотности артиллерийского огня 50-60 орудий на километр фронта, в прорыв вводились два мех— корпуса и один очень слабый 4-й кавкорпус. С этими силами я был больше уверен в успехе, чем он.

События подтвердили полностью те расчёты, которые я докладывал. Я был нрав тысячу раз. День, который я с трудом добился, сыграл большую роль, и только благодаря ему состоялось окружение, а если бы разрыв в наступлении был в два дня, то противник под Сталинградом был бы разбит ещё в ноябре.

Противник задержал наши мехкорпуса на реке Червлённая только потому, что он вернул одну танковую дивизию, которая ещё не успела переправиться через реку Дон к началу нашего наступления. Если бы мы выждали ещё сутки, то дивизия противника ушла бы далеко, и спасать положение было бы нечем. Мы своими поспешными действиями на юге не дали развиться ошибке противника — манёвру на севере — до катастрофы, и всё это произошло от непонимания обстановки Жуковым. Он и Сталина подбил на это. Обидно, что из-за этого просчёта напрасно пролилось много крови. Вот тебе и Жуков — а-ля Наполеон"

О наградах и подхалимах...

"
5 апреля. Цхалтубо.

Меня не раз обходили в наградах и званиях. К примеру сказать: за руководство боями в Смоленском сражении я представлялся, но не получил; за Торопецкую операцию, в которой командовал 23 дня с носилок с перебитой ногой, представлялся к званию Героя, не получил вообще никакой награды; за оборону Сталинграда ничего не получил. Так где же здесь справедливость? Ведь это же были бы заслуженные награды. Я обижаюсь не потому, что не получил наград, а потому, что другие менее заслужили наград, а получают их, а тебя обходят, потому что у тебя плохие взаимоотношения с начальством.
Во всех делах подхалимы играют очень большую роль. Подхалимов развелось очень много, но тактика их подхалимажа и приёмы у них разные: одни приторные, как банный лист прилипают к каждому месту; другие тонко делают свой подхалимаж через вторых и третьих лиц и как будто в стороне стоят сами — это заядлые и опытные холуи;
третьи — это холуи, которые ко всем подлизываются, клевещут на людей, чтобы мазать их грязью, выставляя в выгодном свете себя, показывая себя деятелем, благодаря которому так хорошо получилось и что от него только зависел весь успех. Жукову удачно дал характеристику партизан Денис Давыдов в образе Паскевича.
Следующая группа подхалимов — это двуличные люди, которые никогда не говорят то, что думают, как правило, они всегда обманывают, всегда врут и всегда с пеной у рта доказывают, что их не так поняли или что они этого не говорили."


Про адмирала Исакова...

"6 апреля. Цхалтубо.
6 апреля в Цхалтубо я принял заместителя Наркомвоенфлота тов. Исакова И. С., он обедал у меня. Тов. Исаков произвёл на меня хорошее впечатление, он знает грузинский язык, сам он, наполовину армянин или грузин. Вообще не важно, кто он по национальности, он хороший человек."

Про грузин...

"7 апреля. В 19.30 выехал из Цхалтубо в Москву; 50 дней я прожил в Цхалтубо, принял 46 ванн, познакомился с кавказскими обычаями и с грузинским народом. Грузины народ хороший и очень гостеприимный, пьют много вина своего производства."

Встреча с Маленковым в Москве...
Обсуждение Ворошилова, Тимошенко, Будённого...


"21 апреля. Прибыл в Москву и сразу же явился к тов. Маленкову Г. М. (он просил меня об этом). Он пригласил меня к завтраку и вёл со мной беседу с глазу на глаз. Вопросы затрагивались о предстоящих операциях, о направлениях главного удара, затрагивались и вопросы оценки людей. О Ворошилове он сказал, что он задержал на год выпуск автомата и о том, что он окружил себя Хмельницкими, а хороших людей затирал.
— Затирал он и Вас, тов. Ерёменко. Куда девать Ворошилова, сами не знаем. Тимошенко несколько лучше Ворошилова, но нигде у него не вышло, какой-то он беспечный. Будённый — это ярый кавалерист, ничего больше не признаёт, оперативный кругозор очень низкий.
Тов. Маленков пересказал оценку Сталиным наших командующих фронтами, она была положительная.
По вопросу создания корпусов он сказал:
— Нужно подбирать хороших командиров корпусов — это главное, в руки командира корпуса нужно давать сильную корпусную артиллерию, иначе командира корпуса и признавать не будут.
После этого тов. Маленков перевёл разговор на Сталинградскую битву. Он сказал:
— Хорошо у нас получилось иод Сталинградом. Вы там сыграли главную роль в разгроме фашистской армии, и страна никогда не забудет этого большого подвига. Это не только моё мнение, но и Верховного Главнокомандующего.
Я на это ничего не ответил, но понимал, что тов. Маленков ведёт со мной беседу по указанию тов. Сталина. Сталин понимал, что меня обидел и теперь сглаживает остроту.
После Сталинграда ещё раз вернулись к положению на фронтах. Маленков страшно возмущался сдачей противнику города Харькова. Особенно он был неудовлетворен работой и поведением командующего Воронежским фронтом тов. Голикова Ф. И.
Вечером был у тов. Щаденко Е. А., мы вместе обедали, говорили о разном.
Меня вызвал к телефону тов. Василевский и очень любезно спрашивал, не нуждаюсь ли я в чём? Первый раз я слышал его любезный заискивающий тон, как будто он был в чём-то виноват. «На воре шапка горит».
Я доложил, что всем удовлетворён."

Продолжим обсуждение 1943г. в следующей части...

Продолжение дневника Маршала Еременко

В предыдущих трёх частях мы обсудили записи Еременко за 1939, 1940 и 1941 годы...
Поговорим теперь про 1942г...

Ведёт он свой дневник из госпиталя...

"15 февраля.
Меня привезли в Москву в полевой госпиталь в/ч № 2386, размещавшийся в здании Сельскохозяйственной академии им. Тимирязева. Было раннее утро и полтора часа меня не могли принять. Начальник госпиталя тов. Вольпер и его заместитель изволили спать, и их не разрешено было поднимать. Пришлось ожидать лёжа в машине, хотя я находился в тяжёлом состоянии.

Об этом случае я написал тов. Жукову и тов. Хрущёву. Такое поведение людей вызвало подозрение у меня, и это было не случайно, оказалось, что начальник госпиталя Вольпер, его заместитель Лившиц, комиссар госпиталя и ряд других лиц, их приближённых, оказались жуликами; они были арестованы и преданы суду."

Вот уже и май, а всё тот же госпиталь...

"В 2 часа 16 мая звонил мне Сталин, спрашивал, как моё здоровье. Я ответил, что лечение идёт хорошо, и врачи говорят, что через 30-35 дней я поправлюсь. На это он мне сказал:
— Спешить не надо, нужно вылечиться, как следует.
В начале июня уже совсем дело шло на поправку, как вдруг состояние ухудшилось, нога стала воспаляться и очень болеть.

14 июня по ВЧ звонил тов. Поскрёбышев, справлялся о моём здоровье. Мне было понятно, кто интересовался моим здоровьем. Я ответил так, как сказал врач, что ещё потребуется недельки две."

Еременко вспоминает о тяжёлом сентябре 1941г...

"Ещё хотелось бы остановиться на одном весьма характерном случае. Когда я командовал в начале войны войсками Брянского фронта, то в сентябре месяце танковая армия противника особенно сильно давила на наш левый фланг, т. е. на левый фланг 13-й армии. Для помощи молодому командиру тов. А. М. Городнянскому я послал своего заместителя тов. М. Г. Ефремова. Для усиления 13-й армии я выдал из своего резерва одну стрелковую дивизию и одну танковую бригаду, но дело там не улучшалось. Я решил поехать туда лично и вот что я установил, побывав в войсках на самом левом фланге. Выяснилось, что враг давит на левом фланге 13-й армии, ворвался в наши части, на своих танкетках утянул две наших пушки. Я принял на месте нужные меры, дал указания двум командирам дивизий на контратаку, после этого поехал на ВПУ. Там я застал тов. Ефремова и члена Военного совета армии, ведающего тылами, тов. Ганенко. Эти друзья сидели за столом, накрытым обильной едой и выпивкой и играли в шахматы. Играл тов. Ганенко с одним офицером штаба, а тов. Ефремов был у них в качестве консультанта. Когда мы подъехали к ВПУ, то слышали, как в нашем тылу, в трёх км от нас рвались снаряды на железнодорожной станции. Оказалось, это те снаряды, которые по моему распоряжению были посланы 13-й армии, но простояли сутки не выгруженными, и вот теперь они рвались, зажжённые фашистской авиацией."

А вот очень интересная запись...


"18 июня. Госпиталь

Сегодня рассказывал художнику тов. Васильеву о том, как я лежал в Центральном госпитале, куда приезжал ко мне Сталин 16 октября.. Он расспрашивал меня о деталях встречи для того, чтобы написать картину «Посещение Сталиным госпиталя»."

Сейчас принято считать, что 16 октября 1941г. во время паники в Москве, возникшей на фоне массовой эвакуации всех госучреждений, Сталин и всё руководство страны тоже паниковали и где то прятались...
Однако мы видим, что именно в этот критический день Сталин едет в госпиталь проведать тяжело раненного генерала...

"
16 июля. Госпиталь.
15 июля в 20 час. звонил Сталину и доложил, что я готов нести службу, а врачи насильно меня задерживают. Сталин ответил, что он имеет данные о том, что я ходить без костылей не могу. На этом он меня поймал.
— Поэтому Вам нужно окрепнуть, больше выходите на воздух, отдыхайте, набирайтесь сил, ибо Вам предстоит большая работа.
Оказывается, тов. Сталин всё знает, ему каждый день докладывают о состоянии моего здоровья.
Мне очень надоело лежать, что я с большим бы удовольствием уехал на фронт, но Сталин решил по-другому и, по-видимому, он мудро поступил. Сталин — это большая умница. Счастье нашей страны, что во главе её стоит Сталин, он — клад для нашей Родины. Титаническая воля, железный характер, могучий, широкий и глубокий ум, прозорливость и знание людей, особое умение подобрать кадры, забота о человеке и особая одарённость в познании и в решениях оперативностратегических вопросов сделали Сталина И. В. бессмертным человеком.
Ясно одно: Сталин приведёт нашу страну к победе, в этом никаких сомнений нет"

Какое долгое и мучительно лечение...
А со Сталиным русачкам действительно повезло, тут Еременко прав...

А вот про евреев во время войны...

"
29 июля. Госпиталь.

27 июля Информбюро опубликовало неприятные данные: противник захватил Ростов и Новочеркасск и развивает удар на Кубань.

27 июля открытым судом судили бывшего начальника госпиталя Вольнера, комиссара госпиталя, замначальника госпиталя тов. Лившиц и других, всего девять человек. Двоих приговорили к высшей мере — к расстрелу, другим дали разные сроки (от 5 до 7 лет) заключения. Оказалось, что это настоящая банда воров и расточителей народного достояния.

Находясь продолжительное время в госпитале, я заметил, что здесь не всё в порядке, что в госпитале орудуют жулики. Я попросил прокуратуру поинтересоваться хозяйственными делами госпиталя. В результате открылась целая «панама». В этой компании участвовало 9 человек, из них 7 евреев. Я, конечно, не антисемит, но должен сказать, что на фронте их мало, зато тыловые учреждения просто забиты ими.

Стоит только появиться во главе учреждения или госпиталя еврею, то будьте уверены, что через некоторое время все ответственные должности будут заняты евреями; евреи развивают страшную семейственность. Евреи — народ, преданный нашей стране, но среди них очень много нахалов, пройдох, карьеристов и даже плутов. Нельзя допускать, чтобы они создавали засилье в том или другом учреждении, иначе они оккупируют всё учреждение."

Похожие оценки мы видели уже в других дневниках того времени...
А вот из жизни командующих...

"
2 августа. Госпиталь.

1 и 2 августа вёл разговоры в Генштабе о создании второго фронта в районе Сталинграда. Принципиальное решение ГОКО уже было: Сталинградский фронт разделить на два фронта. Во главе одного из фронтов поставить меня.

1 августа занимался изучением обстановки на фронтах (начал врастать в боевую обстановку).

Прежде, чем прибыть в Генштаб, я нанёс визит замнаркома тов. Щаденко

Когда я командовал Брянским фронтом, я ещё тогда в своей телеграмме просил Генеральный штаб разрешить мне создать в каждой дивизии заградительные отряды; разрешение было дано, и отряды были созданы.

Тов. Щаденко очень скверно отозвался о тов. Тимошенко, Жукове и Будённом, назвал их «баринами», которые завели по десятку лошадей, обставили себя холуями и по-настоящему войсками не руководят. Причём заметил, что холуи Тимошенко звонили ему, Щаденко, и говорили, что Тимошенко, мол, не сдал наркомата. На это я критически заметил, что, хотя он и не сдал наркомата, но зато сдал всю Украину и погубил там шесть армий."

Почему Ставка работала по ночам и назначение Еременко в Сталинград...

"
3 августа. Москва. Госпиталь.
Я уже устал от ожидания звонка, которого всё нет и нет.
Время подходило к 12 часам ночи. Но я знал, что ГОКО работает по ночам; это не случайное явление и не каприз. Дело в том, что командующие войсками фронтов к исходу каждого дня, то есть к 12 часам ночи, обязаны были доносить Верховному Главнокомандующему о том, что они сделали за прошедшие сутки, что они собираются делать завтра и какие у них просьбы к Верховному Главнокомандующему. Вот с этими главными документами, т. е. с боевыми донесениями фронтов, нужно было разобраться и дать соответствующие указания. На это уходило 7-8 часов работы, т. е. затрачивалась вся ночь. Оставить же рассмотрение этих вопросов на завтра невозможно, это будет преступлением, это затормозит боевую деятельность войск. Вот от чего зависела ночная работа.
Итак, я был назначен командующим войсками вновь созданного фронта, получившего название Юго-Восточный. В заключение беседы И. В. Сталин особо подчеркнул, что необходимо повысить требовательность, поднять дисциплину, навести строжайший порядок в войсках, принимая для этого самые решительные меры.
При этом посещении Верховного Главнокомандующего мне бросилось в глаза то, что Сталин заметно постарел и что он очень много работает и обладает колоссальнейшей памятью. Он при мне называл очень много пунктов на Калининском и на Западном фронте, которые подлежат бомбардировке нашей авиацией, он очень многих людей знал по фамилии."


Вот подготовка к контрнаступлению под Сталинградом...
Недоволен, что на фронт вместо русачков прибыл корпус чурок...

"
5 ноября. Сталинград.
Этот день прошёл более спокойно, авиация противника хотя и плотно бомбила Сталинград, наши тылы и железные дороги, но разбросанно.
Подробно занимался подготовкой нашей авиации для предстоящей операции (контрнаступления). Слушал доклад командира 4-го кавалерийского корпуса тов. Шапкина Т. Т. о состоянии кавкорпуса, который только что прибыл в состав войск Сталинградского фронта из Средней Азии. В личном составе кавкорпуса 70 % узбеков и казахов; лошади закуплены в Синьцзяне (Китае), низкорослые и слабые. Таким образом, конница не сильна.

Говорил по ВЧ с командармами 57-й, 64-й и 62-й армий. Чуйков держит себя нервно."

О вреде курения...
Кстати, прожил Еременко 78 лет...

"7 ноября. Сталинград.

У же два дня, как болит у меня грудь и душит кашель. По-видимому, это происходит от перегрузки в работе и непрестанного курения. Курение — это яд для человека. Всё это человек понимает, а всё же курит. Вот дурная голова."

Следующий раз обсудим 1943г...



Продолжение дневника Маршала Еременко

В первых двух частях мы обсуждали дневник Маршала Еременко за 1939г. и 1940г...
А вот теперь интересные места из его дневника за роковой 1941г...

"15 января. Служебный вагон.
В должности командующего СКВО я пробыл всего полтора месяца. Напрашивается вопрос: в чём дело, почему так быстро произошла перемена?
Дело в том, что я назначен на более ответственную должность — командующим 1-й Отдельной Краснознаменной армией41 на Дальний Восток, эта армия была в два— три раза больше по силам, чем войска СКВО, её планировали в случае войны с Японией преобразовать во фронт.

Начальник Генерального штабатов. Мерецков К. А. освобождён от должности, на его место назначен Жуков Г. К., на место Жукова командующим КВО назначен Кирпонос М. П., на место Кирпоноса командующим ЛВО назначен Попов М. М., на место Попова командующим 1-й Отдельной Краснознамённой армией назначен я, на моё место командующим СКВО назначен Конев И. С. и так далее.
После последней большой военной игры Сталин собрал в Кремле 15 января 1941 года командующих войсками округов. Кроме командующих присутствовали: Нарком обороны, его заместители, начальник Генерального штаба и командующие родов войск.
Из состава Политбюро присутствовали: Сталин, Молотов, Маленков, Берия, Ворошилов.
Сталин три раза выступал на этом совещании, он мирил спорящих артиллериста и танкиста.

Он дал глубокое толкование этим вопросам.

На этом совещании я ещё раз убедился, что Сталин хорошо знает военные вопросы и без него, без его утверждения ни один важный приказ по армии не выпускается."

Как я понимаю, спутники Сталина из Политбюро как раз и были вместе с ним самыми главными игроками в политике СССР внутренней и внешней...
А сам Еременко получил назначение на ключевую должность, взяв под свой контроль армию по всему Дальнему Востоку...


"24 января.
Сегодня в 17 час. 45 мин. я выехал из Москвы на Дальний Восток курьерским поездом № 1. Я ехал в своём вагоне, вагон тёплый, уютный, хороший.
4 февраля.

В 20 часов 7 минут курьерский поезд остановился на станции Ворошиловск (Уссурийский); уже было темно. Я прибыл на место назначения."

Десять дней добирался на курьерском поезде из Москвы к новому месту службы Еременко...
А вот что он увидел на новом месте службы...

"8 февраля. Ворошиловск.

В 14 часов 8 февраля был подписан акт мной и тов. Поповым о сдаче и приёме армии.
5, 6 и 7 февраля я обедал у тов. Попова. За этой трапезой мы вели разговоры на разные темы, касались и служебных вопросов. Тов. Попов произвёл на меня хорошее впечатление, но мне не совсем нравилось его отношение к спиртным напиткам, он очень здорово выпивал, не знал своей меры.

8 февраля проводили Попова, на проводах были все, которые были на банкете. На вокзале, в вагоне, снова попойка. Я впервые попал в такую обстановку, когда пьют каждый день и помногу."


В 1941г. Еременко было 49 лет, он служил в армии с Первой мировой войны...
И как видим только тогда впервые столкнулся с тотальными пьянками на службе...

"26 марта.

25 марта на самолёте У-2 летал в город Спасск на лётнотактические учения с боевой стрельбой и бомбометанием. Лётчики 32-й| истребительной авиационной дивизии исключительно плохо стреляли по наземным целям. Обозначенный склад горючего так и не могли зажечь.
Бомбардировщики также очень плохо бомбили, как правило, бомбы сбрасывали, не доходя до цели, много целей не поразили, в частности, такую большую цель, как вокзал, не могли разбить. На цель идут не на боевых скоростях, а на учебных, без манёвра и маскировки. Наблюдение за стрельбой и бомбометанием не организовано, фотоснимки запаздывают.

30 марта.
Ворошиловск.
Сегодня утром поднял по боевой тревоге 4-ю эскадрилью 4-го авиаполка дальних бомбардировщиков. Только четыре самолёта из десяти могли завестись. Только через три часа эскадрилья изготовилась для взлёта. Дисциплина в 4-м авиаполку низкая.
28 марта мы вместе с Апанасенко И. Р. ездили во Владивосток. С утра посетили морской штаб, где детально познакомились с организацией обороны побережья и города; познакомились с боевым составом флота.
Главные ударные силы ТОФ — подводный флот, который сегодня насчитывает 85 подводных лодок. Японцы имеют 70.

Моё впечатление о морском флоте: очень грязно в военном порту, невысокая дисциплина среди личного состава."

Как видим там был бардак и в авиации, и во флоте...
Но при этом обстановка на границе была напряжённой...

"
31 марта. Ворошиловск.
28 марта японцы обстреляли пулемётным огнем наших пограничников, которые проделывали просеку для лучшего обзора в районе станции Пограничная — Рассыпная — Пады. Было выпущено шесть очередей, в результате ранено восемь человек пограничников, из них трое — тяжело. Подумать только, какие подлецы. Обстреляли наших пограничников на нашей же стороне. Только самураи могут делать такие подлые дела. Ну и сволочи же! Сами клянутся в дружбе и в то же время убивают наших людей. Ну, мы припомним эти дела! Настанет время, когда самураи будут рассчитываться за свои злодеяния."

Но не только от японцев были потери...

"
25 апреля.

Ворошиловск.

23 и 24 апреля — дни тяжёлых переживаний. В 50-м сп 39-й сд произошёл случай, каких мало бывает в истории. 12 солдат — прекрасных бойцов — замёрзли, умерли из-за головотяпств а и неорганизованности."

А вот новости из солнечной Германии...

"
15 мая. Ворошиловск.

Сегодняшние газеты сообщили, что Рудольф Гесс, заместитель Гитлера, перелетел в Англию. Германское правительство объясняет этот случай болезнью Гесса или идеей Гесса, который якобы хотел путём своего личного обращения к знакомым ему англичанам добиться соглашения между Англией и Германией. Всё это — выдумка, ложь. Существо дела в том, что в лагере фашистов сейчас разлад. Война, которую ведёт Германия, всё распространяется. Захваченные территории обираются во всех отношениях.
Противоречия обостряются между поляками и немцами, между французами и немцами, между Норвегией и Германией, между Голландией и Германией, между Бельгией и Германией, между Чехословакией и Германией. Это одна группа противоречий и другая ещё более обострённая, с государствами, с которыми идёт война.

Эта война приведёт к революциям во многих странах, в том числе и в Германии. Я в этом убеждён.
Более дальновидные люди, в том числе и фашист Гесс, видят, что Германия несётся на всех парах к катастрофе и никуда не уйдет она от этого. Более дальновидные заправилы вроде Гесса видят это и начинают реагировать таким путём, как перелёт в Англию. Если бы Гесс выступил против Гитлера, то он был бы немедленно арестован.
Во всяком случае, мы стоим накануне больших событий второй империалистической войны. Теперь СССР не должен зевать, а быть начеку.

Мудрость Сталина, его дальновидность и тактика в международной дипломатии привела к победе нашей страны, но в ближайшем будущем развернутся события невиданной силы. СССР, безусловно, будет втянут в войну, но произойдёт то, чего Гитлер не ожидал. Германия потерпит крах, появятся новые социалистические республики. Будут охвачены огнём все Балканы и средняя Европа. В этой тяжёлой схватке Сталин приведёт нашу страну к победе, я в этом уверен."

Надо сказать, что Еременко в своём анализе и прогнозах в целом оказался прав...
А вот случай из 1941г. как будто из сегодняшней хроники армии Русского Мира...

"
23 мая.

Ворошиловск.

21 мая расследовал случай на 720-й) автобазе в городе Камень— Рыболов. Красноармеец Овчинников, будучи дневальным у винтовых пулемётов, поставленных на позициях (на огневых точках), напился одеколона, опьянел и начал вести огонь, убил командира роты лейтенанта Сазонова, ранил старшего политрука Ковалёва и младшего сержанта Архипова."

Красноармеец Овчинников красавчиг!!!
А вот уже очень серьёзная запись...

"
3 июня. Ворошиловск.
Получил телеграмму: отправить 180 танков Т-26 в города Армавир и Пятигорск с водительским составом. Приказано принять самые строгие меры маскировки при их отправке. Погрузка только ночью, танки обшить досками в виде ящиков, людей одеть в гражданскую одежду. Отправка 6 июня."

Итак, июнь 1941г...
СССР тайно перебрасывает танковые части с Дальнего Востока на запад...
Подготовка удара по Германии вышла на финишную прямую...

А вот как оценивал Еременко Жукова и руководство страны в целом...

"4 июня. Ворошиловск.
Наше счастье заключается в том, что великий Сталин, умный и дальновидный человек, руководит всем и не позволяет распоясаться таким выскочкам, каким является Жуков. Такие люди, как Жуков, погубили бы немедленно нашу армию.
Наше спасение в том, что тов. Жданов, секретарь ЦК, является руководителем главного Военного совета.
В чем узколобость Жукова и почему он не может подняться до государственного деятеля? Он заражён, и в нём живёт эгоистическая личность. Он чрезмерно властолюбив, не терпит замечаний, прямого человека — не подхалима — он изгоняет и травмирует, издевается, оскорбляет.  Я когда-то по воле партии и правительства принял от Жукова 6-й казачий имени Сталина кавкорпус. Это было в июне 1938 года. Корпус, к большому позору тов. Жукова, несмотря на то, что в него входили все дивизии 1-й кон ной армии — 4-я, 6-я и11 -я кавдивизии, — был запущен, боевая подготовка была на очень низком уровне. В конце зимнего периода обучения 1938 года ни одна часть не дала удовлетворительных результатов — были сплошные неудачи.
Хуже того, в корпусе было закарантировано 49 подразделений, которые не имели права выходить на занятия в конном строю; артиллерия на боевые стрельбы вынуждена была выходить в пешем строю.
Короче говоря, корпус выглядел запущенным. Я, конечно, взялся по-настоящему выправлять положение, что называется день и ночь находился в войсках и руководил боевой подготовкой. И когда через шесть месяцев моего командования проверили корпус, то он выглядел по-другому, а по огневому делу корпус вышел на первое место в округе — опередил пехоту. Я получил благодарность. Тов. Жуков был сам не свой, он возненавидел меня за это. И вот с тех пор тов. Жуков не может спокойно со мной разговаривать, он готов меня съесть, но пока что ему не удаётся, партия не позволяет ему произвола.
Но я считаю, пока он во власти, как бы я ни работал, какие бы успехи ни сопутствовали мне, всё равно в глазах Жукова я буду худшим человеком.
Мы будем свидетелями, как тов. Жуков с треском уйдёт с должности начальника Генерального штаба, и чем раньше это будет сделано, тем лучше для Красной Армии."


Как видим Еременко не особенно ценил Жукова...

"
20 июня. Ворошиловск
19, 20 и 21 июня я должен был работать в 39-й сд, но получил неожиданное сообщение в 15 часов 19 июня от начальника штаба фронта тов. Смородинова. Он сообщил мне, что речь идёт о новом моём назначении, но на какую должность я предназначаюсь, он мне не сообщил.
Для уточнения этого вопроса я выехал во Владивосток, где в санатории на 19-м км отдыхал тов. Апанасенко; тов. Апанасенко сказал мне, что я назначен командующим 16-й армией, а на моё место назначен генерал-лейтенант Васильев — командир Особого корпуса, расположенного на Камчатке
Это назначение было для меня неожиданным. Чем оно вызвано, мне было не понятно. Я усматривал две причины. Первая, основная — на Западе назревали события войны. Заключенный на днях договор между Германией и Турцией знаменовал собой рост обострений между СССР и Германией.
Подготовка к войне с Германией началась наиболее активно с марта месяца и всё нарастала в апреле — мае. Производилась переброска войск на запад, создавались ударные армии и т. д. Расставлялись кадры. Этим вызвана и моя переброска.
Дней двадцать тому назад, анализируя создавшуюся на Западе обстановку, я пришёл к выводу, что меня обязательно перебросят на Запад.
Почему я пришёл к такому выводу? Когда я назначался на 1-ю КА, то имелось в виду, что эта армия будет развёрнута во фронт с началом войны, а теперь это отпало, так как 1 -я КА разделилась на две армии: 1-я КА и 25-я армия. Поэтому я думал, что моё применение будет другое, т. е. меня готовили на командующего фронтом.
Война требует, прежде всего, людей, обладающих знаниями и опытом, волевых, решительных, мужественных и преданных своей Родине. Такие качества отметили во мне Нарком обороны тов. Тимошенко, его зам. Федоренко, тов. Шапошников и другие. Поэтому я считал, как только начнется война, меня заберут на Запад. Так оно и получается.

Я собирался уезжать на 16-ю армию, как вдруг получил телеграмму лаконичного содержания: «Немедленно сдать армию начальнику штаба Шелахову и прибыть в Москву. Тимошенко»."

Как видим, Еременко 20 июня 1941г. фактически прямо пишет задолго до Суворова-Резуна о подготовке первого удара по Германии при чём в самое ближайшее время...

А вот и начало войны, только первым ударил Гитлер, опрокинув все планы Генштаба Красной армии..

"
25 июня. Вагон.

Свой отъезд из Ворошиловска я назначил на 22 июня в связи с тем, что получил телеграмму, о которой я уже говорил и здесь повторю:

«Тов. Ерёменко немедленно сдать армию начальнику штаба Шелахову и прибыть в Москву. Тимошенко».

Эта телеграмма говорила о другом, не о назначении на 16-ю армию. Эту телеграмму я получил 20 июня. За два дня я расстался со всеми делами, армию сдал и подготовился к отъезду, хотя мне нечего было готовить, у меня был только один чемодан.

22 июня день был выходной, да и кроме того, я был свободный, армию сдал, поспал часов до 11, не спеша поднялся, принял душ. Поезд мой отходил в 17 часов.

В 12 часов раздался звонок по ВЧ. Я поднял трубку и ответил:

— Слушаю.

— Говорит Смородинов.

— Я слушаю Вас, Иван Васильевич, — сказал я.

— Знаешь, немцы, сволочи, бомбят наши города.

— Как бомбят? Почему бомбят? — спросил я.

— Началась война. Фашисты напали на нашу страну. В 4 часа начали они бомбить наши города и аэродромы. Соберите весь руководящий состав армии и дайте указание, чтобы все были наготове к выступлению, но не выступать до распоряжения.

— Докладываю, что я сдал армию.

— Независимо от этого соберите людей и передайте эти указания.

После этого разговора я понял, почему меня вызывают.

Я немедленно собрал руководящий состав армии и передал указание начальника штаба округа. Этим и за кончилась моя миссии на Дальнем Востоке."

Продолжение дневника Маршала Еременко

В прошлый раз мы обсуждали 1939г. и Польский поход...
Сейчас речь пойдёт о 1940г. и присоединении Литвы...

1940г.

7 июня.
В 2 часа ночи меня позвали к телефону ВЧ.
— У телефона генерал-лейтенант Пуркаев, — ответил телефонист.
— Говорит начальник штаба округа Пуркаев.
— Слушаю Вас, — ответил я.
— Передаю приказ командующего округа: немедленно поднять по боевой тревоге 4-ю и 6-ю кавалерийские дивизии и кратчайшим маршрутом к исходу 9 июня сосредоточить их в районе: Сопоцкин — Гродно, штаб корпуса в Гродно.
— Всё ясно, — ответил я.




8 июня.
В 7 часов 8.6. кавдивизии выступили: 6-я из района Ломжа и 4-я кавдивизия из района Белосток (здесь они были расквартированы после Польского похода).
К 22 часам 8 июня я был вызван в район города Лида на совещание, которое проводил заместитель командующего войсками округа генерал-лейтенант В. И. Кузнецов. На этом совещании присутствовали: Н. В. Медведев, В. Е. Климовских, С. П. Николаев и я. Совещание носило секретный характер и касалось возможных действий против Литвы. Кузнецов огласил решение о назначении его командующим 11-й армией, а начальником штаба был назначен тов. Климовских.


9 июня.
Гродно. Артиллерийские казармы.
В 12 часов этого же дня вместе с тов. Медведевым мы выехали в район Сопоцкина на рекогносцировку местности и берега реки Неман. Нам нужно было отрекогносцировать участок в четыре километра по фронту от реки Неман до немецкой границы. Сюда намечалось запустить 6-й казачий корпус с тем, чтобы отрезать Литву от немецкой границы.

Как видим, присоединение Литвы планировалось военными методами, если дипломаты не смогут договориться...

10 июня.
Гродно. Артиллерийский казармы.
Весь день занимались оргвопросами и вопросами постройки мостов через реку Чёрная Ганьча; подготавливали возимые колейные мосты для переправы танков.
В этот же день я, переодевшись в форму наших пограничников (капитан пограничной службы), в сопровождении лейтенанта — помощника начальника пограничной заставы — отправился на разведку необходимого мне участка. Выбрали место для постройки мостов и т. д.


11 июня.
Гродно. Артиллерийские казармы.
С 13 до 16 часов был на совещании в городе Лида. Совещание проводил генерал-полковник тов. Павлов Д. Г., он изложил план боевых действий и задачи войск, вытекающие из этого плана.

Готовность войск для наступления к утру 11 июня 1940 года.

Дипломаты договорились за час до выступления армии!!!
Очевидно, что наличие готовой вступить в бой армии на границе ускорило переговоры...

15 июня.
Лес у канала.
Всю ночь не мог заснуть, несколько раз говорил по СТ-35. Получил приказание к 9 часам 15 июня быть готовым к действиям.
К 8 часам всё было готово, войска заняли исходное положение для наступления. Ожидали сигнала начать действия, и вот занесённый удар повис в воздухе. За один час до начала наступления корпуса от командующего войсками Белорусского округа тов. Павлова получен приказ: «Стой»! Павлов сообщал, что Литва капитулировала и корпусу изменяется задача.

Кавкорпус получил новую задачу: форсированным маршем через Каунас выйти в район Паланги и закрыть границу.

Вот как проходило вступление в Литву войск...

17 июня.

утром 6-я кавдивизия проходила через Каунас, а 18.6. с 13 до 18 часов проходила 4-я кавдивизия.

Проход через Каунас кавкорпуса возглавили танкисты, танковые полки 4-й и 6-й кавдивизий. Сведённые в одну группу, впечатляюще прошли через Каунас.

Танковые и кавалерийские части тепло были встречены населением тогдашней столицы Латвии, горожанами Каунаса. Многим бойцам были поднесены цветы, я тоже получил несколько букетов.

Каунас произвёл на нас хорошее впечатление, город чистый, много зелени и т. д.

Как видим, население встречало Красную армию хорошо...
А вот как происходило общение Еременко с Литовской армией...


18 июня.
К 18 часам 18.6.40 г. я уже был в районе 3-го батальона 3-го пехотного полка литовских войск, расположенного в городе Расейняй. Полк был в полной боевой готовности; личный состав и офицеры были в казармах, ожидая распоряжений.
Когда я появился в районе этого полка, офицеры и, прежде всего, командование растерялись, не знали, что им делать. Правда, дежурный по части представился мне, доложил мне на русском языке о том, что части готовятся на ужин.


19 июня.
Шауляй.
С начальником гарнизона литовских войск в городе Шауляй осматривали помещения, предназначенные для размещения штаба корпуса, его служб и подразделений обеспечения. Подобрали здание окружного суда, оно вполне нас устраивало.
В городе Шауляй наша комендантская служба за один день задержала 45 красноармейцев из 537-го авиатранспортного полка, которые бесцельно бродили по городу и занимались покупками разных товаров широкого потребления.
Я сразу же положил этому конец, для чего собрал на аэродроме весь личный состав двух авиаполков, разобрал эти похабные поступки и приказал прекратить увольнения людей в город, повысить бдительность. Ни один литовский самолёт не должен подняться в воздух.


Как видим, солдаты Красной армии с удовольствием отоваривались в Литовских магазинах...
Видимо там сразу начали принимать рубли, как узнали о присоединении к СССР...

А вот как сидели в Литовской тюрьме...

20 июня.

Шауляй.

В 11 часов получил приказ о переходе штаба 6-го кк в город Телыпяй. Пока шла сборка, я поехал посмотреть, как было намечено по плану, главную литовскую тюрьму, в которой содержатся заключенные, осуждённые на длительные сроки. В это время в тюрьме содержалось более 500 человек, из них 50 политических, которые, как мне сообщило тюремное начальство, 24 июня будут освобождены.

Я осмотрел тюрьму. Когда я вошёл в камеру политических заключенных, то один из заключенных по фамилии Фельдман от радости упал на пол и стал страшно рыдать. Ведь подумать, он уже сидит 20 лет и не знает своего срока, не знает, сколько ему ещё сидеть. Другой сказал, что он уже сидит семь лет, а ему ещё не предъявлено обвинение. Многие сидели по 15-20 лет только за то, что сочувствовали Советскому Союзу.

Условия содержания политических заключенных жуткие: камеры совершенно сырые и переполненные, по двадцать человек содержалось в камере, набито людей, как сельдей в бочке; в камерах вонища невыносимая, люди просто задыхались от недостатка кислорода; заключенных почти не выводили на прогулку. По инструкции им полагалась прогулка один раз в день на 30 минут, но это расписание не выдерживалось, люди не каждый день выводились на прогулку, как правило, через день.

Снова общение с Литовской армией...


21 июня. Тельшяй
Я осмотрел аэродром в Паланге, самолёты на стоянках посмотрел и здесь же отдал приказание старшему офицеру литовской авиации: прекратить всякие занятия, связанные с полётами, пока не будет особого распоряжения нового правительства.
22 июня. Тельшяй.
В этот день я встречался со многими офицерами литовской армии, все они хорошо говорили по-русски, это весьма характерно, правда, многие из них служили в царской русской армии, а молодежь учила русский язык. Чего не хватает нашим офицерам, так это знания иностранных языков.
23 июня. Тельшяй.
Был в 6-й кавдивизии. Купался в озере Гершанту; переплыл озеро, а оно имеет ширину 2 км. Местные жители были поражены таким дерзким поступком.


А вот служба в Литве уже после присоединения к СССР....
Оказывается Литовские войска так и продолжали там своё существование...

Вильнюс.
С 15 июля по декабрь 1940 года я командовал 3-м механизированным корпусом
В этот период ещё существовали национальные литовские войска, которые были сведены в корпус и дислоцированы в районе Вильнюса.
Мне как начальнику Вильнюсского гарнизона пришлось много заниматься этими войсками. Нужно было проводить нашу национальную политику, лояльно относиться к солдатам и офицерам литовской армии.

Прокомандовав 3-м мехкорпусом с июля по ноябрь 1940 года и сделав из него образцовое соединение, я был назначен командующим войсками Северо-Кавказского Военного округа

Вот так закончился для Андрей Еременко 1940г...
А впереди его ждал суровый 1941г., о котором мы поговорим следующий раз...

Дневник Маршала Еременко

Андрей Ерёменко родился в 1892г. в селе в районе нынешнего города Днепр, а умер в 1970г. в Москве...
Прожил 78 лет исключительно яркой и богатой войнами жизни...
И ещё уникальный маршал, он оставил после себя откровенные дневники...
Заглянем в них...
1939г.
Вот как началась для Ерёменко вторая мировая война...

7 сентября.
Уже шестой день идёт война между Польшей и Германией. Немецко-фашистская армия внезапно напала на Польшу.


А вот и его личная в ней роль...

15 сентября.
Ночью 15 сентября по особому моему указанию войска кавкорпуса развёрнутым фронтом по ширине в 30 км подошли к польской границе в районе Негорелое, соблюдая при этом строжайшую маскировку.
Итак, войска заняли предварительное исходное положение, не приближаясь очень близко к границе.


15 сентября 1939 года командующий БОВО командарм 2-го ранга тов. М. П.) Ковалёв провёл совещание с высшим командным составом корпусов, которое состоялось в м. Узда в театре города. Совещание носило строго секретный характер. На этом совещании тов. Ковалёв объявил, что состоялось решение правительства о том, что мы выступим для освобождения западных областей Белоруссии, которые находятся под польским ярмом. Тов. Ковалёв потребовал от нас, командиров, чтобы в войсках была железная дисциплина и порядок; чтобы части, солдаты и офицеры, лояльно относились к населению. Строжайшими мерами пресекать мародёрство и другие проявления, позорящие нашу армию.

17 сентября.

В 4 часа утра 17 сентября на мой командный пункт прибыл командующий округом тов. Ковалёв. Я доложил ему обстановку на участке корпуса, планы общего наступления и план захвата пограничных застав.

Тов. Ковалёв одобрил наш план действий как общего наступления, так и по захвату застав. Командующий округом остался очень доволен всеми нашими делами. После этого мы позавтракали вместе с тов. Ковалёвым. Когда мы закончили завтрак, было 5 часов. В это время ударила пушка и затрещал пулемёт. Я подумал, что всё же бесшумно не сняли всех застав, какая-то застава оказала сопротивление.

Стрельба всё усиливалась, это было только в одном направлении, а в других направлениях была полная тишина. Значит, продолжал я думать, на других участках заставы сняты бесшумно, как мы и планировали.

Командарм и я — комкор выехали на участок Рубежевичи, т. е. туда, где застава поляков оказала сопротивление. Через 15 минут мы были на месте боя, но к нашему приезду бой затих, часть заставы сдалась в плен, а часть людей убежала.

К 6 часам 17 сентября все части 6-го казачьего корпуса форсировали границу. Все польские заставы, за исключением одной, были бесшумно захвачены в плен, а заставе, оказавшей сопротивление, был дан предметный урок.

В районе Столбце, севернее этого пункта на 500-600 метров, занял боевую позицию один польский батальон и пытался оказать сопротивление. Об этой хорошо подготовленной позиции сообщил мне один польский рабочий. Принятыми мерами батальон был быстро ликвидирован.

В 9 часов 17 сентября на реке Неман завязал бой с пехотой противника 145-й кавалерийский полк 6-й кавдивизии под командованием молодого командира полка тов. Карпенко.

Комполка первый раз в бою и, как это бывает, немного растерялся, но с моим появлением на этом участке дело поправилось: мы быстро организовали артиллерийскую поддержку наступлению и дело пошло, противник был сбит и отброшен. Продвижение продолжалось. Цель наших передовых танковых отрядов, с которыми я двигался, — к исходу 17 сентября занять город Новогрудок, который находился от нашей границы в 120 км.

Эта задача была тяжёлая, но блестяще выполнена. В 22 часа 17 сентября передовые танковые полки 11-й кавдивияии с мотопехотой, мотобатальон и зенитный эскадрон овладели городом Новогрудок.

В эту ночь в городе Новогрудок произошёл исключительно интересный случай: после захвата города 31 -й танковый полк и мотопехота были выдвинуты западнее и юго-западнее города Новогрудок на 3-4 км для обеспечения частей корпуса. Новогрудок остался пустой, главные силы корпуса ещё не подошли. Местные заправилы и польская «знать» города бурлит. Я с комиссаром корпуса тов. Щукиным и с адъютантом тов. Егоровым на машине «ЗИС-101» под прикрытием двух бронемашин и машины с счетверённой пулемётной установкой остановились на восточной окраине города в двух км от 31-го полка.

Примерно в 24 часа к юго-восточной окраине города Новогрудок подошла колонна польских полицейских, вся залитая светом фар.

Бронемашины, охранявшие нас, остановили колонну. Оказалось, что эта колонна принадлежит полиции Барановичского округа, которая держит путь на город Лида. Во главе полиции стоял поручик... Я приказал этому поручику, чтобы полиция сложила оружие. Он отказался и готовился оказать вооруженное сопротивление. Моё категорическое требование с угрозой в случае отказа применить огонь бронемашин поколебало их, и они сложили оружие.

Мы, три человека, обезоружили большой отряд полиции. Обезоружить-то обезоружили, а куда их девать? Кто будет их охранять? Мы нашли выход из положения — поручили охранять эту обезоруженную полицию новогрудской полиции, и она, стараясь выслужиться, до утра надёжно охраняла этих пленных полицаев, охраняла до тех пор, пока не прибыли наши части, которые и забрали этих пленных и тех, кто их охранял.

Как видим кое-какое сопротивление поляки всё таки оказывали, но без фанатизма, охотно сдавались...


19 сентября. Всю ночь с 18 на 19 сентября в городе Новогрудок шла стрельба. Было убито несколько красноармейцев и командиров. Тов. Пономаренко в эту неспокойную ночь находился в Новогрудке и дал распоряжение местным властям и карательным органам навести в городе порядок, что и было сделано.
Завязывались бои с польскими частями то в одном, то в другом месте.

В этот день мы захватили в плен 3000 польских солдат и офицеров и очень важные документы.
Тем временем, не давая опомниться полякам, я потребовал:
— Господин полковник, приказываю немедленно сложить оружие и приказать своим войскам сделать то же самое.
— Не сдадим оружие, — зашумели польские офицеры, полковник тоже повторил это.
В этот момент наши бронемашины начали продвигаться по своему маршруту вдоль колонны. Польские части наблюдали, как вели себя польские офицеры, собравшиеся в голове колонны (а они вели себя так, как будто они победители), бросились на бронемашины в атаку, прозвучали отдельные выстрелы.
Я резко закричал на польском языке:
— Не тшелять!
Солдаты остановились, остановились и броневики. Я снова обратился к начальнику колонны и уже в более повелительном тоне приказал:
— Немедленно сложить оружие, в противном случае я немедленно открою огонь из пулемётов и подавлю танками всю вашу колонну.
Обращаясь к Габитову, скомандовал:
— К бою пулемёты и танки.
Габитов тут же ответил:
— Есть, всё готово! Прикажете открыть огонь?
Поляки струсили, начали сдаваться. Старший лейтенант Габитов сначала обезоружил офицеров, а затем продолжил вместе со своим пулемётным эскадроном обезоруживать польскую колонну, в составе которой было до 5000 человек.
Наша танковая подвижная группа двинулась на Волковыск.
Полиция не оказала нам сопротивления, по моему требованию сложила оружие. Пока мы обезоруживали эту полицию, ворвалось с шумом несколько человек рабочих во главе с тем товарищем, с которым я беседовал на окраине города Волковыска. Они начали вооружаться, а кое-кого из полицейских начали бить. Я сразу же вышел из помещения и приказал своим офицерам не трогать рабочих — это они изливают ненависть к польским панам.
Пока мы разобрались в обстановке, в центре города уже двигался небольшой отряд из рабочих, вооружённых оружием, отобранным у полиции. Так зарождалась красная гвардия города Волковыска. Теперь этот отряд с красными лентами на груди увеличивался с каждым часом и к вечеру достиг численности батальона. Во главе его стоял рабочий, о котором речь шла выше.
Подвижную танковую группу я продвинул за Волковыск, и остановил её — кончился бензин.
К моему приезду уже закончилась стычка с поляками, поляки отступили, но наши не могли их преследовать из-за нехватки горючего.

В этом бою было убито несколько человек польских и несколько наших воинов-танкистов, в том числе и один офицер.

И вновь мы видим нерешительное сопротивление польской армии...
Но надо правда заметить, что основные силы поляков к тому моменту уже были разгромлены Гитлером на западе Польши...


19 - 20 сентября.
Юго-восточная окраина Гродно.
Всю ночь с 19 на 20 сентября я мотался по частям, чтобы выправить движение и расширял заторы в городе Волковыске.
20-го утром я получил приказ: образовать подвижную группу и направить её на Гродно с задачей овладеть Гродно.
К 16 часам 20.09. наши передовые части были уже в Гродно. На окраине города завязался бой. Противник занимал южную, юго-восточную и юго-западную окраины и центр города. Наша разведка не могла проникнуть в город. Наши бронемашины, высланные по улицам города, были сожжены противником. К 18-19 часам к городу подошла наша мотопехота, и мы с её помощью захватили юго-восточную часть города и вышли в этом районе к реке Неман. Ночью бой несколько утих, но в районе противника усиленно работала световая сигнализация.
День 20 сентября был днём напряжённой боевой работы. До этого я уже два или три раза подвергался серьёзной опасности. Первая — когда я проехал через цепь поляков; вторая — когда я обезоружил восемь человек поляков из походного охранения, забрав у них затворы от винтовок. Это было до того, как мы проехали через цепь. И третья — при подъезде к Гродно, когда я почти в упор подъехал к обороне противника, и он открыл огонь. Пули пробили машину, но никого не задели, всё обошлось благополучно.



Как видим в Гродно красная армия всё таки была вынуждена вступить в настоящий бой...

21 сентября.
Великая Береславица. Гродно.
В 9.00 раздался первый артиллерийский залп. Всё началось по плану. Пулемётная и ружейная стрельба, которая велась и ночью, с рассветом усилилась, но её теперь уже не было слышно — артиллерия своим могучим и властным голосом всё задавила, в воздухе стоял сплошной гул и грохот.
В 10.00 началась атака. Моя группа, т. е. танковые полки 6-го кавкорпуса, повели атаку на район Табачной фабрики и район моста, где противник особо крепко оборонялся.
К 11.00 части группы, атаковавшие в направлении моста, попали под сильный огонь противника и не могли передвигаться, несли большие потери. Танки, атаковавшие в направлении моста, начали осаживать назад, начала пятиться и пехота.
В результате этого боя нами была захвачена южная окраина города, Табачная фабрика, уничтожены основные огневые точки противника, находившиеся у казармы, которая располагалась тут же у моста.
Противник понёс большие потери и не выдержал нашего нажима. Этого же дня вступили мы в город Гродно.
Когда вернулись на КП и я вышел из танка, то был страшно удивлён, так он был не похож сам на себя: весь избит и изуродован. 155 ударов выдержала башня танка. Я горячо поблагодарил экипаж, поцеловал всех, как детей своих и отпустил. Представлял их к награде, но они, так же как и все, за Польский поход наград не получили, хотя в высшей степени были достойны их.



А вот и встреча с немцами в Белостоке...

22 сентября.
Белосток.
Ещё накануне 22.9 немцы вступили в Белосток. Я имел приказание при встрече с немцами в бой не вступать.
Очень занимательная церемония произошла с занятием Белостока. Немцы должны были уйти из Белостока, но они хотели здесь пограбить его и, естественно, с этой целью задержаться. Они ни в коем случае не хотели, чтобы при них сюда зашли наши войска. Немецкое командование согласилось на то, что от нас прибудет 120 человек, которые примут город, и тогда немецкие войска уйдут.
До этого часа жители Белостока, зажатые немецкими войсками и фашистским террором, где-то прятались, город был как мёртвый. В это время немецко-фашистские войска грабили магазины и склады. Зная, что им оставлять город, занимались грабежом города и издевались над населением. И вдруг отдушина. Получился форменный взрыв. Повторяю, когда колонна наших казаков подъехала на площадь к Воеводству, жители города зашевелились, город ожил, сначала были робкие шаги, а затем бурные потоки: как весенние воды — так жители города заполняли и заполнили все улицы. Вокруг колонны наших казаков быстро выросла большая толпа из местного населения, люди радостно кричали: «Да здравствует Красная Армия — освободительница!» Нашим бойцам и офицерам подносилась масса цветов.
По плану немцы должны были уйти из Белостока вечером, но они ни минуты не могли оставаться в таком дурацком положении. Пробкой, мгновенно выскочили из Белостока немецко-фашистские войска.

Я в Белосток прибыл в 16.00. Весь (город был на ногах. Все высыпали на улицу — стар и мал. Советскому солдату или офицеру нельзя было ни пройти ни проехать — все хотели пожать ему руку и сказать приятное слово. Неописуемый восторг и радость царили в этот день среди жителей этого славного города. Вслед за мной подходили в город части 6-й кд. Стихийная демонстрация превратилась в грандиозную манифестацию встречи войск РККА. Неслись возгласы: «Да здравствует Иосиф Сталин!», «Да здравствует советская армия!». Бойцам преподносились цветы, мою машину форменным образом забросали цветами. Полная машина цветов. Такой тёплой встречи я ещё не видал. Почти во всей Западной Белоруссии так встречали РККА.

Ну вот и причина нежелания польской армии воевать...
Местное население было больше лояльно к Красной армии...
Но у Красной армии тоже своих проблем хватало...


23 сентября.
6-я и 11 -я кд подтягивались в район Белостока, 4-я кд вела бой в районе Августов.
Особенностью этого похода была исключительно плохая организация снабжения боевых частей горючим, и это сдерживало наше продвижение Танковых частей наделали много — это очень хорошо, а тылы отстают организационно. Задача состоит в том, чтобы подтянуть танковые тылы до уровня современной материальной части танков.вперёд.


Но несмотря на всё, поход подолжался...

26 сентября.
Части, вернее, соединения корпуса продолжали наступление и в течение трёх дней вышли к реке Буг и переправились через неё, несмотря на то, что все мосты через реку Буг были взорваны немцами.
28 сентября.
Я отдал приказ о выходе войск корпуса к реке Висла и захвате города Прага (предместье Варшавы). Этот занесённый лихой удар не пришлось осуществить. В момент, когда всё было готово и войска отдали приказы на наступление, последовала команда из штаба фронта «стой!». Я отдал приказ немедленно остановиться войскам и до особого распоряжения не двигаться вперёд.
Войска начали заготовку мясных и других продуктов питания; дело шло успешно.
Наши войска к установленному сроку подошли в реке Буг и начали переправу. Дивизии гнали массу скота, а сапёрный эскадрон по моему решению забрал в одном из имений помещика Потоцкого питомник чёрно-бурых лисиц и вывез в нашу страну.
Когда части переправились через реку Буг, я проверил состояние их запасов, прежде всего меня интересовало мясо в живом весе. Посмотрел один гурт, другой, третий... Идут гурты видимо-невидимо. «Ну, хватанули», — думаю. Собрал сведения, оказалось: крупного рогатого скота, не считая молодняка, более 1200 голов, одних коров высокопородистых более 800 голов.

Много было славных эпизодов за время этого похода. Много людей было представлено к званию Героя Советского Союза, но никто никакой награды не получил, говорят, это потому, что вскоре вспыхнула война с Финляндией и дела Польского похода отодвинулись на задний план. Кто его знает, может быть, это и так.
Это или другое что помешало, во всяком случае, наград не получили. Значит, так решило правительство, а это для нас закон.


Как видим, бои всё таки во время Польского похода были и местами ожесточённые...
Но даже самые боевитые русачки за них наград не получили...
Вероятно приказано было считать, что раз поход был Освободительным, то и боёв не должно было быть, только одни встречи с цветами освободителей...
В этом случае давать боевые награды действительно было бы нелогично...
Ну что, русачки, продолжать публикацию и разбор дневников???

Дневник Ивана Селезнёва

Вот здесь мы обсуждали военные и послевоенные годы, описанные в дневнике Ивана Селезнёва https://oldfisher-mk.livejournal.com/1278515.html
У русачков в комментариях пуканы трещали конкретно, типа Иван всё врёт...
Но мы продолжим сейчас читать выдержки из его дневника...

Вот тут у Ивана пошли сокращения на службе...

9 января. 1955г.
В Управлении развернулась работа по удешевлению и сокращению аппарата. Есть два варианта — вместо 12 групп сделать 7 и второй вместо 12 — 4. Уменьшится число начальников, сократится расход на содержание аппарата. Учитывая повсеместную работу по улучшению и сокращению аппарата можно сказать что бюрократическому методу руководства будет нанесен первый удар. Но только первый.
За последние 15-20 лет аппарат вырос чудовищно и стал давить своей тяжестью все живое, ростки нового, молодого. Надо не только сокращать аппарат, но и гнать из него заскорузлых «чиновников» больших и малых, обросших бюрократической «ракушкой». Смерть бюрократам, бездушным чиновникам!
Аппарат становится тяжелой ношей для рабочих и колхозников, сколько тунеядцев следует прокормить, пусть выплатить им большие оклады, снабдить их «зилами», «победами». Чем скорее покончим с этим злом, тем лучше будет жить трудовому человеку.


А вот что творилось в магазинах Москвы...


27 февраля. 1955г.

Воскресенье, день выборов в Советы Российской Федерации. Встал в 11 часов, после голосования (депутат Пегов) сходил в магазин, купил сахарного песку. Продукты питания достать трудно стало и в Москве, не говоря о других местах. Выходит прокормить 200 млн. человек не так просто. Через год должно было быть изобилие продуктов согласно решению Пленума ЦК, состоявшегося около 2-х лет тому назад.

С Маленковым не все ясно из тех материалов, которые довели до нашего сведения. Плохая работа, малый опыт работы — ясно. Связь с Берией непонятно. Арест Кузнецова, Вознесенского и др. производился видимо с согласия Сталина по докладам Берия. Где же были остальные члены Президиума ЦК? Они тоже в какой-то степени несут ответственность за это.

От Вали письма нет. Купил стабилизатор напряжения, стоит 350 р., вещь хорошая.
Два дня уезжал в ГУМ в 8.00 и раньше, ожидали привозок стабилизаторов. Посмотрел на покупателей. Ужас, очередь км на 2м. Идут толпами под водительством милиции, тамбовские, рязанские, курские и др. Мешки, сумки кошмар, как выразился один старик стоявший рядом со мной — один магазин на всю Россию.
В провинции товаров нет, особенно продуктов питания, мешочники нахлынули в Москву, работать некогда.


За что сняли министра культуры СССР...


4. апреля 1955г.

Бывший министр Культуры СССР Александров снят с работы, разложился. На высоком философском уровне стал посещать притоны, ходить по бл…
Вот идейность некоторых высокопоставленных лиц. Разложились, они уже построили себе все что намечали.


А вот малоизвестная для сегодняшних русачков катастрофа на линкоре "Новороссийск"...
Вот так служить во флоте...

7 ноября. 1955г.

В ночь с 28 на 29 октября (2.30м) в Севастополе на линкоре «Новороссийск» (быв[ший] Итальянский крейсер, доставшийся по репатриации) произошел взрыв, в носовой части. От взрыва сразу погибло около 30 человек. Прибыло на берег много начальства во главе с Пархоменко, началось спасение корабля, выравнивание крена, в результате всех действий корабль через 2 ч. 40 м. перевернулся, в задраенных помещениях погибло около 500-600 матросов и офицеров.
Картина жуткая. Говорят взрыв внешний, пробоина большая. Боты были не закрыты в эту ночь.


Вот про 1956г....
Третий год без Сталина и какой сразу развал начался...


19 апреля. 1956г.
13 апреля выехал в Шапурово. Свез старикам муки, крупы, сахару. В продаже в Витебске этих продуктов нет. Нет там ни масла сливочного, ни колбас. Пустота в магазинах.
Колхозы могут прокармливать только Москву, Ленинград, Киев, Тбилиси. Остальные города кушают с рынка, отчего реальная зарплата рабочих «повышается» и к концу 6-пятилетки увеличится на 40%.


Хачам не нравилось, что Хрущёв наехал на Сталина, Фадеев тоже был недоволен..

15 мая. 13 мая 56 г.
Александр Алекс[андрович] Фадеев покончил жизнь самоубийством.

По памяти. 5-8 марта в Тбилиси была демонстрация по поводу дня смерти Сталина. В разгоне демонстрантов принимали участие войска. Были убитые и довольно изрядно.

А вот про фестиваль Молодёжи и студентов в Москве...

16 октября. 1957г.
В Москве по случаю именинниц — Веры, Надежды, Любви и их матери Софии говорят — что этот торжественный день в этом году плохо отмечают по следующим причинам:

Вера умерла вместе со Сталиным, Надежда умерла с Госзаймами, Любовь — с Московским фестивалем молодёжи, а мать их Софья вышла на пенсию.

Бу-га-га-га!!!
Любовь умерла на Фестивале...
Напомню, что именно на том фестивале русские дамы массово на глазах русачков начали затевать с неграми под каждым кустом и на каждой скамейке по всей Москве...
Крепки традиции Наташ...

Как мы помним, Иван уже получил в Москве комнату, а сейчас он нацелился на покупку кооперативной квартиры...
Вот какие тогда были на них цены...

3 мая 1965г.

Стоимость жилищного кооперативного строительства.
Район Ногатино.
2-х комнатная квартира 20 м² и 10 м², комнаты изолированные. Кухня 5,82 м², санузел раздельный, стоимость, примерно 140 р. за 1 м² ≈ 4200 р. Первый взнос в размере 42% остальное в кредит на 10-15 лет.
3-х комнатная квартира 40 м², 1 комната изолированная и 2 смежные, кухня 6 м², санузел раздельный.
Адрес Ногатино квартал 11а, корпуса 9, 10, 13, 14, 15, трамвай 35, 47 и 15, остановка «Культовая», ввод в экспл. II кв. 1965 г.


Снова про Наташ!!!
Они всегда затевали...


14 апреля.1969г.
У Ивана Тарасова, дочь Наташа вышла замуж за негра, имеет ребенка. Он в нее вложил все без матери и вот результат, травля под конец жизни, согнулся, побелел. Ох эти дочки.

3 января. 1971 год.

Храбрится Иван, не падает духом, но жизнь надломила его, вернее дочь его Наташка унесла у него много здоровья и сил.
Она вышла замуж за негра, конголезца, родилась дочь негритянка, русского в ней ничего не видно (оставил фото). Он студент, обучается в Мед[ицинском] Институте в Л[енингра]де. В 1972 году окончит Ин[ститу]т и должен вернуться в Конго. Вся развязка наступит [в] 1972 г. Муж должен будет уехать на родину и логически Наташка тоже должна уехать с дочкой тудаже. Сменить подданство, оставить Россию, оставить отца старика, уехать в центр Африки к малокультурным людям, со своими обычаями, новым и непонятным укладом жизни, к тому же чернокожим, которые могут ее запросто «зажарить» или продать в рабство какому либо князьку, все это ужасно и вся развязка этой кошмарной драммы еще впереди. Выдержит ли ее Иван трудно сказать.
Знала бы все это Маша, не раз бы перевернулась в гробу. Все это от того что «дырой» не могла она управлять. Захотелось головешку покатать в руках.


Забавно, что Наташу зовут именно Наташей!!!
РМЕ!!!

Иван получает отдельную квартиру на двоих с женой!!!

13 октября. 1972г.

Сегодня с Полей уезжаем в Белоруссию. Отпуск.

Думаю, что пробудем там дней 10.

4.10. получил ордер на однокомнатную квартиру.

Адрес — Новодубровская 10 кв[артира] 395, этаж 6. размер комнаты 21,3 м² кухни 8,6 м². Балкон 6 м².

11.10 смотрели квартиру вместе с Колей.

Перезжать будем в ноябре.

Закончилась моя работа в Отделе учета и распределения жилой площади. Прошло 2 года нервной, напряженной работы.


И снова про Наташ!!!

6 декабря. 1972г.

Адрес изменился - ул[ица] Крутицкий вал 3 кв[артира] 395.

Первый адрес был строительный. Недоработка.

7 ноября у нас были Тарасов с женой, Байраченко, который отдыхал в санатории под Москвой.
У Тарасова родилась вторая внучка (африканка).


Как видим Наташи уже тогда затевали с неграми в полный рост...
А хату Иван получил безплатно в отличном районе рядом с центром!!!
Эх, не ценили русачки Сталина и Брежнева...

Почему в отставку ушёл Никсон...

10 августа. 1974г.

Жаль, что ушел Никсон, сделал он много в деле разрядки политической напрядженности. Его долго шельмовали в прессе и на телевидение.
Видно миллиардам евреям и другим дельцам на крови простых людей его политика была не по вкусу и они своего добились.


Ещё воспоминания про Кирова и Франко...

1 декабря. 1975г.

В этот день я снова вспомнил о 1 декабря 1934 г. дне убийства в Ленинграде Сергея Мироновича Кирова. Я студент 2 курса Ленинградского Электртехнического Института им. Ульянова (Ленина). Карповка 34, студенческое общежитие. Демонстрация по поводу смерти Кирова, хмурый, снежный день, Таврический дворец.
С тех пор прошло много времени, 41 год а все помнится до мелочей. И как быстро прошло время.

Умер диктатор Испании Франко в возрасте 82 лет. Появился вместо него Король Испании.
У нас все по старому, речи, тосты, выпивон с хорошей закуской, работать некогда.

Новый президент академии наук — академик Александров, атомщик 1903 года рождения.

На этом мы попрощаемся с Иваном Селезнёвым...
Продолжать делать обзоры дневников???
Познавательно для вас это, русачки???
Или вы и так всё уже знаете???

Живая история

Олдфишер не верил никогда учебникам истории...
Да и нет такой науки истории, а все учёные-историки это всегда были и есть проститутки на содержании госбюджета...
И вообще лучшее определение истории как науки- это политика, нацеленная на прошлое...
Но при этом историю всё таки хочется знать...
Олдфишер познаёт недавнюю историю по дневникам и мемуарам...
Они конечно не на 100% объективны по отдельности, но если читать много дневников разных людей про те или иные периоды времени,то картина складывается многогранная и интересная...
Я решил выкладывать у себя отдельные какие то кусочки прочитанных мной дневников с сайта https://prozhito.org/
Какие то эпизоды, каких не найти в учебниках точно...
Я и раньше это иногда делал, но сейчас буду делать чаще...
При чём дневники абсолютно неизвестных людей часто бывают не менее интересны для понимания времени, чем мемуары политиков и военноначальников...

Начнём с Селезнёва Ивана Александровича...
Прожил долгую жизнь 27 апреля 1908 - 7 февраля 1999



Инженер-акустик. Капитан I ранга. Во время войны - инженер-майор, служил на Черноморском флоте. Кавалер ордена Красной звезды.
Вот некоторые любопытные выписки из его дневника...

Про партизан в Крыму и крымских татар...


Ноябрь 1942г.

Вчера с большим интересом слушал на п[лавучей] б[азе] «Волга» доклад заместителя командира отрядов крымских партизан.

Севастополь в развалинах. Большинство мирных жителей выслали в Центральную Европу. Партизаны мстят фашистам и хорошо проводят операции несмотря на тяжелые условия.
Татарское население в большинстве своем враждебно относится к партизанскому движению. Сейчас в Крыму немцев мало, организованы из татар отряды самообороны.

Вначале после прихода немцев в Крым, они вели политику заигрывания с населением. Отпустили пленных и провели другие мероприятия. Затем начались массовые аресты, расстрелы.

А вот любопытная деталь службы вдали от передовой...


26 февраля 1943г.
Служебные дела идут, но как-то боком. Удовлетворение, которое было раньше, не чувствуется.
Это в значительной степени зависит от того, что сейчас большое засилие представителей «синагоги».


А вот ещё более любопытные детали...


31 октября 1943г.
«Союзнички» дожидают, пока мы израсходуем свои силы в борьбе с Германией, а затем начнут диктовать свои условия. И здесь, наверное, загребут жар чужими руками, а Великая многострадальная Россия, как всегда, останется в дураках. Но будем надеяться на лучшее.

Настроение плохое. Кавказ с его прелестями осточертел.
В России почти все мужское население на фронте, а здесь толпы здоровых молодых грузинов пьянствуют, развратничают. Откупаются и на фронт не идут. Получают бронь даже чистильщики сапог, какие незаменимые «специалисты». Все это прикрывается маской отсталости.
Наживают деньги, грабят эвакуированных. Где же справедливость?


Тут я бы обратил внимание, что пока русачки были на фронте, хачи в тылу развратничали...
А с кем могли развратничать хачи в октябре 1943г.???
Только с эвакуированными на солнечный Кавказ жёнами и дочками боевитых русачков, сражавшихся на фронте...
А вы говорите всё началось с Турции...
Прочны традиции русских Наташ...
Вот ещё интересное из 1943г...

26 ноября 1943г.
Жаль, что наше поколение почти не общалось с молодежью других стран. Жили мы изолированно, а это плохо.

Идеи, на которых мы воспитывались и за которые боролись лучшие люди, не воспринимаются в первую очередь большими начальниками. Как много у нас жуликов, казнокрадов, которые, пользуясь своим служебным положением, обкрадывают рабочих и служащих.
У многих больших начальников нет идейности, принципиальности. За водку и закуску, полученную от воров, разбазаривают народное добро, положенное труженикам, дается молчаливое согласие на дальнейшее воровство. Видимо, слова расходятся с делом и желудок сильнее идей.
Характерно, что чем больше начальство, тем большие безобразия оно допускает. Взятки и всякие безобразия в наши дни не меньше, чем когда-то во времена Гоголя, но об этом в наше время не говорят, а если и говорят, то скользят по поверхности, не раскрывая причин этого. Почему — не могу понять. Не потому ли, что рыба начинает портиться с головы?


Обращаю внимание, что служил автор дневника в годы войны на побережии Кавказа от Батуми до Новороссийска...
Вот ещё про хачей из 1944г...

3 сентября 1944г.
Живем в дождливом городе Поти, среди «отважных» сынов Грузии, которые по-прежнему откупаются от фронта. Они рассуждают так — пусть русские воюют. Грузия освобождена.
Простодушнее и безобиднее русского человека нет на свете, а за все это он получит меньше всех, хотя всю тяжесть войны выносят русские.


Бу-га-га-га!!!
Всё было уже тогда по Фишеру, русачки!!!

После войны Александр сумел перевестись служить в Москву...

26 января 1954г.

Москва, Москва, как ты нехороша, когда у твоих жителей нет жилплощади. Вчера заплатили за телевизор.
Годовая плата 120 р., да за 10 дней успели и штраф взять — 3 рубля. Это отработано хорошо.


Непонятно, телевизор он брал на прокат за 120р. в год или это была покупка в кредит...
А вот как Александр сражался со своим командованием за получение квартиры...

Ст. офицер 5 упр. ВМС

Инженер-полковник

Селезнев Иван Александрович

Главнокомандующему Военно-Морскими Силами

Адмиралу флота Кузнецову Н.Г.

Жалоба.

В 1949 г. Вашим приказом я был переведен с черноморского флота в Москву для работы в НТК ВММ.

Свою квартиру в Севастополе я сдал в КЭО флота, так как произвести обмен жилплощади не представилось возможным. С 1949 г. в течение более 4,5 лет я снимаю жилплощадь в Москве. За это время мне пришлось переезжать с одной квартиры на другую более 5 раз, так как на длительный срок жилплощадь не сдают.

В настоящее время я снимаю часть комнаты у гр. Медовой по адресу: Рещиков пер. д. 9 кв. 3. Живу в одной комнате с семьей хозяйки. В комнате площадью 28 м² проживает 7 человек — моя семья и семья хозяйки комнаты.

Тяжелые жилищные условия усугубляются еще тем обстоятельством, что жена моя имеет тяжелое сердечное заболевание — нарушение кровообращения I степени и ей необходим постельный режим.

Жилищные условия, в которых я нахожусь последние 4 года, расстроили здоровье жены, тяжело влияют и на мою работу и здоровье.

После переезда на службу в 5 Управление ВМС мною был подан рапорт о зачислении меня в списки нуждающихся в жилплощади, но вот уже в течение года на 5 Управление ВМС не выделено ни одной комнаты.

Прошу Вашего указания начальнику тыла ВМС о предоставлении мне жилплощади.

18 января 1954 г. инженер-полковник И.А. Селезнев.


И это сработало!!!
Но сначала новости спорта...


Наши хоккеисты выиграли в Стокгольме первенство Мира и Европы по хокею с шайбой. Последнюю игру с канадской командой выиграли со счетом 7:2.
Особенно отличился Всеволод Бобров, который считается лучшим хокеистом мира. Очень отрадно, что наши хокеисты, участвуя первый раз на первенстве мира по хокею, выйграли его.


Понятно, что в 1954г. команда СССР играла не против самых сильных канадских профессионалов...
Но всё равно круто...
А вот как оперативно в те годы реагировали на жалобы русачков по поводу квартир...


25 марта 1954г.

Получил в Москве свою жилплощадь. Это важное событие. Скитания по чужим квартирам окончились, с московскими квартирными хозяйками все кончено.
Получил комнату 20 м² в новом заводском 10этажном доме с удобствами по адресу Краснохолмская набережная, д. 1-5, кв. 264 (7й эт.). Правда немного маловато, но на первый раз довольно.

16 марта во вторник получил в ХОЗУ ордер (он идет в счет 10%) и передал его Соколову Мих. Ив. районному инженеру с тем расчетом, чтобы он обменял его на заводской ордер, поскольку этот дом строил завод.

В среду 17.03 эта операция была проделана, а в четверг 18 марта 1954 г. мы и переехали с Валей на новую квартиру. Помогал Гриша. Все устали, но довольны.

Итак 18 января 1954г. Александр написал жалобу, что живёт четыре года по снятым хатам и уже 18 марта 1954г. его семья въехала в свою отдельную комнату на Краснохолмской набережной...
Чтоб вы понимали, его дом стоял рядом с высоткой на Котельнической!!!
Отличное место, сейчас там очень дорогой квадратный метр в том его доме на берегу Москва реки...
От подачи жалобы до заселения в новую хату прошло ровно два месяца!!!
И это был новый дом-сталинка, построенный для работников какого то завода...
Эх, русачки, не ценили вы заботу о вас Сталина...

А вот новость из жизни единственной дочери Александра Вали...


19 августа 1954г.

Центральным событием в нашей жизни на этой неделе является — новая попытка Вали поступить в Институт. Сейчас это особенно трудно. В этом году поступят только около 30%, кончивших 10-летку.

Валя уехала в первых числах июля в Ленинград. Вчера получил письмо.
Сдает экзамены, осталась одна история, которую вчера должна сдавать. 20.08 еще и физкультура — плавание. Так, что результат будет известен через несколько дней.


Валя поступала в Питере в Иняз и одним из вступительных экзаменов была физкультура!!!
Круто...

А вот чумовая бытовая зарисовка из 1954г...

10 ноября. 1954г.
7 утра, поезд Ленинград — Витебск. Общипанные вагоны. Проводник сидит у двери, перекрыл проход ногой, и спит с присвистом. В вагоне не больше 10 пассажиров.
В Витебск мало кто едет, место не привлекательное, доказательством тому может служить напротив меня сидящий еврей, который возвращается из Ленинграда в Витебск и решивший во что бы то ни стало перебраться в Ленинград.
«Это зе город, какая культура. Я был на банкете у своего брата парикмахера. Ах какие разговоры, приятно послушать. Умные, культурные люди есть чему поучиться. Были даже сталинские стипендиаты. И всё есть в магазинах. Гусь 10 р. кг. И какой жирный. Нет я решил перебраться.
Витебск это дыра. Надо только хорошая хазактеристика и с начальством не скандалить, а то не отпустят, а главное могут не прописать в Л[енингра]де. Ну пропишусь за городом около Гатчины, у брата там домик свой. Семья пусть пока остается в Витебске. Нет переберусь. Ну буду питаться в столовой, пусть обед стоит 3 р., но хуже чем в Витебске не будет». И все в таком духе.

Вот такая шваль и лезет в Ленинград, Москву и когда нужно защищать эти прекрасные города от врага, все эти крысы убегают.

О русский человек, когда ты сбросишь с своей шеи эту погань и будешь в меру наслаждаться плодами своего героически подчас мученического труда и жертв.
Такие «патриоты» и словом боятся обмолвиться о целинных землях, их там не увидишь.
А вот Л[енингра]д, Москва их прельщают, там есть чем и за чей счет поживиться.


Ничего не меняется в Русском Мире в его основе!!!
Прошлая запись было про евреев, а теперь про жизнь русачков...

15 ноября. 1954г.

В Витебск прибыл 8.40, а 11.30 был уже в Сураже. Автобус уходил в 9 часов. В Сураже встретил отец. До Шапурово ехали на лошади, которая едва, едва дошла. В дороге пришлось перепрягать и заменять «коренную» пристяжной. До чего плохо содержится скот в колхозе. Кормят какой-то гнилой подстилкой, в таком корме ничего питательного. Об овсе лошади и понятия не имеют.

Как живет деревня? Очень скучно и бедно. В этом году колхоз раньше и лучше справился с уборкой, сменилось и улучшилось руководство в колхозе, стало больше порядка. Те организационные мероприятия которые проводятся сверху, доходят и сюда и дело налаживается. Но выбрать имеющуюся запущенность, эту бедность дело очень трудное и требует много времени.

Основное чем страдает деревня это отсутствием рабочих рук. Мало населения. Кругом стоят деревушки по своей численности составляющие не более 20% от довоенного населения. Война разметала, уничтожила деревенское население, а сейчас молодежь не остается в колхозе, особенно парни. Старики, пожилые женщины, вот основные работники. Молодых девчат единицы, да и те стараются уехать. Заинтересованности в колхозном труде мало. На трудодень, который длится с утра до вечера получили примерно 250-300 гр. хлеба. Культурных развлечений нет. Одно кино и то в районном центре. Клуба нет, избы читальни нет. Даже бани приличной нет, где бы можно было смыть после работы грязь и попарить старые кости. Вот я живу около недели, а в общей сложности, после отъезда из Москвы в течение 12 суток не могу умыться в бане. И не потому что не хочу, даже с большим удовольствием это сделал бы. Но место где моются и что называется баней чем то занято, дров нет.

Колхозники если сходят в баню раз в месяц, это большое дело, а чаще всего получается срок от бани до бани значительно больше месяца. Освещение керосиновое. Домишки стоят одиноко, без добавочных, подсобных построек. Дверь из хаты прямо выглядывает в поле. Помещений для скота, птицы, дров, корма нет. Все это валяется на двери, на чердаке.

Снабжение плохое. В районном центре за хлебом очередь. По приезде наблюдал такую картинку, как милиционер раскидывал женщин направо и налево устанавливая очередь.

А мы говорим о культуре, о богатой жизни колхозников. Нет Беларусь как была полунищей стороной, так и остается такой. Даже время 1925 — 1927 гг. когда я был комсомольцем и жил в деревне по своему культурному уровню и зажиточности значительно была выше. Слышались на деревне песни, веселые голоса. А сейчас какие то пришибленные, неразговорчивые.

Вот где материал белорусским писателям. Жизнь деревни в книгах и действительности не похожа. Может быть это не типично? Но такой она есть жизнь. Тяжелый, низкооплачиваемый труд, бескультурье. Не удивительно, что молодежь не хочет оставаться в деревне и уезжает в город на любую работу.

Белорусские колхозы пожалуй самые бедные в стране. Может быть я ошибаюсь? Что то не доработано с колхозами, а что трудно уловить. Одно бросается в глаза. Трудятся колхозники очень много, пожалуй не меньше чем батрак в старое время у кулака, а собирают урожай самый низкий. Лучше бы меньше засеять, но лучше удобрить землю и на этой меньшей площади собрать урожай в 2-3 раза больший.
Это бы сберегло труд человека и дало бы больше материальных ценностей. Появилась бы заинтересованность в труде, люди бы не разбегались бы из деревни. Но поживем увидим. Дело должно улучшиться. За сколько лет я впервые увидел, как один колхозник сажал яблони и вишни. Это признак жизни, в этом большая надежда, которой раньше у него не было.

Как я провожу время? С отцом утром и в обед выпиваем по чарке, а то и больше охотничьей водки. Небольшая дневная проминка. Подчистили вишни, посадил 8 корней вишни, с отцом. Кроме этого отец посадил 2 яблони, молодые. Попилил дров с отцом. А больше особенно нечего делать. Погода хмурая, дождливая. Хотел уехать в понедельник, отложил на вторник, а сейчас отец протестует и против этого, говорит неделю то надо побыть, поедешь в среду. Ну что же видимо надо уважить старых. Когда здесь буду не известно, а жить им осталось недолго.
И так решено ехать в Москву 17.11. в среду. Со мной хочет ехать Феня — Алексея. Она едет к брату под Волоколамск, в Москве не была, одной страшновато говорит, а тут попутчик. Ну пусть едет.

Вчера были со стариками у Фени — жены Кирилла. Посидели за столом, выпили по чарке водки. Пришли некто Максимов, бывший председатель Суражского Райисполкома и муж Фени. Присоединились к нашей компании. Максимов просил помочь в переводе его сына с Дальнего Востока на Запад.

(Продолжение следует)

P.S. Интересно мнение читателей...
Стоит ли Олдфишеру развивать у себя в ЖЖ эту тему с дневниками...

Министр Дима подавился деньгами

В солнечном Екатеринбурге лопнул присосавшийся к бюджету жирный-прежирный Путинский клоп https://fedpress.ru/news/66/policy/2542252

"Сегодня умер министр АПК и потребительского рынка Свердловской области Дмитрий Дегтярев. «ФедералПресс» вспоминает о том, чем был известен покойный чиновник.

Дмитрий Дегтярев родился в 1977 году в Каменском районе Свердловской области.
Он окончил Уральскую академию госслужбы и устроился ведущим специалистом в областной минсельхоз. Внимание СМИ Дегтярев привлек на посту замминистра и председателя совета директоров птицефабрики «Среднеуральская»: в 2015 году мингосимущества пыталось взыскать с него почти 103 миллиона за ненадлежащее исполнение обязанностей, но арбитражный суд оставил иск без рассмотрения.

В конце 2016 года Дегтярев был назначен министром.
На этом посту он отметился защитой проектов компании «УГМК-Агро», которая получала значительную господдержку.
Дегтярев также отстаивал увеличение субсидий производителям молока, а незадолго до смерти обсуждал с владельцем «Молочного кита» Сергеем Майзелем создание в регионе агротехнопарка.

В марте 2020 года Дегтярев стал одним из первых чиновников, ушедших на самоизоляцию в связи с пандемией коронавируса. В июле стало известно, что заболел уже он сам. Спасти Дегтярева не удалось."

Вот фото дохлого министра...

На телевидении
Вот его официальная биография...

Дмитрий Сергеевич Дегтярев родился в 1977 году.
В 1999 году Дегтярев окончил Уральскую академию государственной службы.
Сейчас учреждение переименовано и известно, как Уральский институт РАНХиГС.

Свою карьеру Дегтярев начал в ведомстве, курирующем сельское хозяйство.
За годы работы он прошел большой путь, поднявшись с должности ведущего специалиста до заместителя министра.

«Евгений Куйвашев доверил мне сельскохозяйственную отрасль, и я начну развивать основные ее направления – молочное животноводство. Разумеется, другие сферы тоже не будут забыты. Главное для нас – обеспечить народ необходимым объемом продуктов и взять курс на импортозамещение», - заявил Дегтярев.
Сейчас наряду с подразделениями, курирующими развитие животноводства, земледелия, фермерских хозяйств, в составе министерства есть отделы, отвечающие за развитие торговли, алкогольного рынка, сферы общественного питания и услуг.

Дожил Димон только до 43 лет, а ведь активно топил вместе с Путиным за повышение пенсионного возраста, типа русачки минимум по 80 лет живут сейчас...
Сам же сдох несколько раньше...
Димон с 1999г. с 22 лет присосался к бюджету Свердловской области по теме сельского хозяйства и до самой смерти от него не отлипал ни на секунду...
С 2016г. Димон был министром по этой теме (до этого долго зам министра трудился), то есть с 39 лет он стал главным в области по распиливанию сельского бюджета...
Понятно, что долларовый миллиардер...
Но потратить успел из того что спиздил немного...
Теперь естественно там будет лютая Квартирная Война среди родни Димона, на кону несчитанная никем недвижимость и другие активы...
А воздух то насколько в тех краях стал чище...